Перейти к содержимому

 

Смотреть другой контент



Поиск статей



Последние коментарии


- - - - -

Тайна пещеры "Путь к коммунизму"


В статье кратко описано, как в 1976 году были открыты пещеры 1-я и 2-я Бикинские, посещение и съёмка 1-ой Бикинской карстологом Ю.И. Берсеневым в 1981 году и некоторые результаты недавней поездки к этим пещерам спелеолога С.И.Василенко и автора этой статьи.

ТАЙНА ПЕЩЕРЫ "ПУТЬ К КОММУНИЗМУ"


В 1976 году в период с 25 января по 20 февраля секцией краеведения и туризма Приморского филиала Географического общества СССР - Общества изучения Амурского края (г. Владивосток) была организована краеведческая экспедиция по маршруту: п. Солонцовый Хабаровского края - р. Ко - г. Ко - р. Катэн - р. Гангату - р. Бикин - р. Судынга - п. Восток 2 Приморского края. По маршруту прошла группа горных туристов, состоявшая из студентов Геологического факультета Дальневосточного политехнического института

Размещенное изображение


Обзорная карта (кликабельно)



Размещенное изображение


Карта похода (кликабельно). Узлы ломаной линии - ночёвки, расстояния между ними - дневные переходы (узлы соединены напрямую, без учёта рельефа и, соответственно, реально пройденного расстояния)

Состав экспедиции:
Василенко С. И. – руководитель
Юрковец В.П.
Масловский А. С.
Можеровский А. И.
Сидоренко А. Н.

Размещенное изображение


Наш отчёт в фондах ОИАК нашли в 2015 году, несмотря на то, что за это время Общество изучения Амурского края претерпела два переезда


Размещенное изображение


Подъём на г. Ко проходил в сильную пургу. На фото Толик Можеровский (слева) и Шура Масловский на восхождении. Фото моё.


Одним из результатов краеведческой экспедиции было открытие двух пещер в долине р. Судынга, ныне р. Верблюжья. Открытие пещер произошло случайно уже в конце маршрута. В отчёте, в главе, посвящённой этому открытию, об этом написано следующее:

ПРОЯВЛЕНИЯ КАРСТА


Проявления карста нами были встречены в верховьях реки Судынга – левого притока Бикина. Здесь имеется массив известняков, примыкающий к вольфрамовому месторождению Восток–2, по которым и развит карст. Прежде всего это карстовые воронки в долине реки, которые имеют диаметр до 20 м и глубину до 5 м. Подобные воронки нами были встречены и на водоразделе Иман – Бикин, в нескольких километрах от разрабатываемого карьера. Там же нередко встречались поноры. Но самыми интересными, безусловно, являются обнаруженные нами две небольшие пещеры, которые мы условно назвали «1-я Бикинская» и «2-я Бикинская».

Пещера «1-я Бикинская» расположена у подножья склона на левом берегу р. Судынга. Подход к ней лучше всего осуществлять с п. Восток-2. От него следует доехать до карьера «Верхний», и далее по дороге, идущей над карьером, подняться на перевал. Здесь дорога кончается ровной площадкой, на которой размещалось буровое оборудование. От этой площадки начинается вьючная тропа, которая идёт по хребту в северо-восточном направлении.

Пройдя по тропе около 25 км, выйдем на базу геологической партии. Здесь снова следует найти тропу и идти по ней вниз, по течению реки. Пройдя около 5 км, слева увидим скалу, высотой около 15 м. У подножья скалы – карстовая воронка, диаметром около 10 м и такой же глубины. Спустившись в неё, увидим вход в пещеру, см. фото. Пещера образована в известняках. Вход овальной формы, размером 1х1,5 м. Сразу от входа – понижение, приходится протискиваться на четвереньках. По полу журчит вода, которая попадает со входа. Главный ход пещеры идёт вглубь склона, с понижением ~ 20 градусов. Его длина около 8 м. Высота лаза ~ 1,5 м, идёт горизонтально. Заканчивается двумя узкими щелями, из которых тянет воздух. Одна из щелей идёт вверх, её конец не просвечивается, но пролезть туда нормальный человек не в состоянии.



Размещенное изображение


Пещера «2-я Бикинская» находится у подножья этого же склона, примерно в 50 м от пещеры «1-й Бикинской». Над входом – известковая скала, высотой ~ 25 м, карстовая воронка диаметром 20 м и такой же глубины. У входа в пещеру – озеро, глубиной более метра. Вход в виде треугольника, высота ~ 1,5. Главный ход идёт в направлении на север, длина ~ 25 м, высота более 3 м. Почти по всей его длине течёт водный поток, который вытекает из 4-х боковых ответвлений с правой стороны и сходясь в центре пещеры, уходит вниз, образуя в этом месте водоворот. Мы пытались измерить глубину озера на месте водоворота, но 3-х метровый шест дна не достал.

Боковые ответвления имеют длину 5 – 10 м. Первое заканчивается наплывом льда, второе – забито песком и хорошо окатанной галькой. Имеется чёткое чередование в вертикальном разрезе отложений песка и гальки, что вероятно связано с сезонностью либо выпадением осадков.
Главный ход заканчивается узким лазом, идущим вверх, в который тянет воздух.

Местным жителям эти пещеры неизвестны, однако работающие здесь геологи эти пещеры должны знать.

Пещеры потому и были названы условными и столь безликими названиями, что мы, исходя из того, что в 5 км выше по ручью располагалась база геологоразведочной партии, посчитали, что они, вероятно, уже имеют свои имена. Через много лет выяснилось, что это не так – приоритет действительно за нами. В 1976 – 1977 годах там работал Вольфрамовый отряд партии Металлов Приморского территориального геологического управления, о пещерах они если и знали, то в отчёте, который вышел через год после нашего, об этом, судя по аннотации (она есть в интернете) ничего не сказано. Вообще, партия металлов здесь занималась изучением вольфрамоностности гранитов Бисерного массива и к карсту не имела никакого отношения. Что касается нас, то в 1977 году мы уже закончили институт и после распределения разлетелись кто куда по Дальнему Востоку на новые места работы. Группа наша перестала существовать и в походы мы больше не ходили - экстрима с головой хватало на профессиональном поприще.

Тем не менее, непосредственно во время открытия, сразу после него и во время написания нашего отчёта между мной и Сергеем Василенко – нашим бессменным руководителем во всех туристических авантюрах студенчества, не утихала горячая дискуссия по этому поводу. Дело в том, что я имел на этот счёт своё мнение, на которое, как я полагал тогда и полагаю сейчас, имел законное право. Однако дело закончилось тем, что Сергей Василенко, как руководитель, своим волевым решением оставил свои условные названия, а мои были отвергнуты. Честно признаться, то, что мною было тогда предложено, по тем временам могло быть бдительными охранителями системы признано (отчасти) антисоветчиной, но я до последнего стоял на своём, так как был совершенно искренен в своём патриотическом порыве отдать дань господствующей тогда в стране идеологии. При этом я ничуть не лицемерил, разве что по простоте душевной допускал некоторую иронию.

Опишу вкратце события того дня, когда были обнаружены пещеры. В то утро мы вышли от устья р. Каялы – левого притока Бикина, где ночевали в зимовье охотника-удэгейца. Прошли вниз по Бикину около 5 км и свернули в следующий левый приток Бикина – р. Судынгу. Часть лыжни по этому пути протоптал ушедший на час раньше охотник, приютивший нас на ночлег. Потом его лыжня ушла в сторону, зато появился след тигра, по которому мы прошли пару километров. Тигр явно шёл непосредственно перед нас, т.к. шёл снег, который за час припорошил лыжню охотника на 5 см, в то время как след тигра был совсем чистый.

Снег был настолько глубокий, что отпечатков лап не было видно, поэтому возник спор – тигр это или человек? Часть из нас склонялась к тому, что это всё-таки человек – следы тигра и человека на глубоком снегу очень похожи, и тот, и другой имеют вид борозды, пропаханной в снегу, с углублениями там, где ставились лапы (ноги). Однако из людей в этом районе был только охотник, а он по столь глубокому снегу без традиционных для Приморья охотничьих, подклеенных камусом лыж не ходил, тем более, в противоположную от зимовья сторону. Эти широкие лыжи позволяют ходить по снегу не проваливаясь и не скользя назад – камус клеится направленными ворсинками в противоположную направлению движения сторону. К тому же предыдущим вечером сам охотник рассказывал, что тигр живёт в этом распадке, «пасёт» местное кабанье стадо и регулярно таскает у него собак.

Как только до всех дошло, что это всё-таки тигр, и, скорее всего, он за нами наблюдает, а после ухода следа в сторону скорее всего идёт сзади нас по известной тигриной привычке, у «городской» части нашей группы возникла паника. А именно у Толика Сидоренко. Это было забавно. Он сначала пристроился в хвосте группы и ни под каким видом не желал проделывать свою часть работы по пробиванию лыжни не то что первым – даже предпоследним. Шёл, не смотря под ноги, непрерывно озираясь по сторонам и периодически издавая тревожное протяжное «о-о-о». Тогда Толик Можеровский, ни к кому не обращаясь, громко сказал: «А вот странная привычка у тигра – на последнего нападать!». Сидоренко издал утробный звук и, быстро перебирая по снежной целине лыжами, мгновенно оказался посередине нашей цепи, состоящей из пяти человек. Где продолжил движение, оглядываясь и тревожно охая.



Размещенное изображение


В начале похода. Справа – Толик Сидоренко, слева Толик Можеровский. В центре я - пристраиваю двуручную пилу к своему рюкзаку.


К пещерам мы вышли ближе к концу дневного перехода, когда уже было не до любования окрестностями. Сначала увидели множество воронок самого разного размера - от первых метров до 20 метров в диаметре. Кто-то высказал предположение, что эту территорию когда-то подвергли страшной бомбардировке. О том, что это карст, как-то не подумали. Затем прошли две скалы, в сторону которых резко обрывался рельеф. Что там внизу под скалами, мы не видели, т.к. к краю не подходили. Было не до этого – по максимуму «дотягивали» дневной переход в надежде выйти на зимовьё или барак. Однако, чем дальше мы отходили от этих двух скал, тем сильнее у меня крепло чувство, что мы делаем непоправимую ошибку. Сказав товарищам, что потом себе всю жизнь не прощу, я сбросил рюкзак и налегке вернулся к первой скале, под которой увидел вход в пещеру. Понижения под скалами оказались карстовыми воронками.

Вход в обе пещеры был тогда свободен (в отличие от сегодняшнего дня, об этом ниже). Обе пещеры мы прошли-пролезли от начала до конца, оба раза упираясь в завалы, в сторону которых тянул воздух – см. выше. Пещеры нас не впечатлили. Две так себе каверночки, в которые трудно представить массовое паломничество туристов с краеведами. Тем не менее, это открытие стало самым существенным вкладом в общую результативность нашей краеведческой экспедиции (значимость пещер после посещения их Ю. И. Берсеневым и съёмки им в 1981 году 1-й Бикинской резко возросла, об этом тоже ниже).

Гораздо большее впечатление на меня произвёл иней на скалах вокруг входов, образованный влажным дыханием пещер. Это были крупные – до десяти сантиметров, сверкающие гранями кристаллы-снежинки, расходящиеся от центра в виде пятиугольной расширяющейся вверх и в стороны ломаной спирали со множеством симметричных боковых тонких «веточек с иголками», потрясающей красоты и совершенства. Кристаллы-снежинки были удивительно похожи на крупные белоснежные розы. Удивления добавляла пятилучевая симметрия этих произведений природного искусства, «запрещённая» в кристаллографии, о чём мы как будущие геологи знали. Поэтому я сразу предложил назвать первую (вторую по ходу маршрута) пещеру «Снежинкой», а вторую (первую по ходу маршрута), которая начиналась бездонным озером и заканчивалась четырьмя отшлифованными водой тупиками - «Путь к коммунизму», из-за вдруг охватившего меня порыва (или приступа?) идеологического патриотизма. Конечно, я понимал некоторую несуразность этого названия, но в голове ничего больше, кроме ещё более несуразного «Заветы Ильича» (это были знакомые мне названия колхозов), не нашлось, а порыв имел место быть. К тому же мне тогда подумалось – откуда «они» узнают, что там в конце четыре тупика? Мы же ничего такого никому не скажем. В остальном же ничего крамольного в этом названии я тогда искренне не находил.

Размещенное изображение


Катэн. Фото на память


Здесь наш руководитель Сергей Василенко, уже отслуживший в Советской армии, поэтому не столь наивный, просто взбеленился. Дело в том, что незадолго до этого мы с ним схлестнулись по поводу тигриного следа, и по горячности, свойственной нашей тогдашней молодости, наговорили друг другу лишнего. Поэтому Сергей, несколько раз попросив меня заткнуться, в конце концов не вынес такого глумления над государственной идеологией, плюнул и ушёл топтать лыжню. На этом техническая сторона нашего открытия закончилась, в отличие от дискуссии. Спорили мы на тему названий ещё долго, вплоть до защиты отчёта в Приморском филиале Географического общества СССР (тогда). Вернее, я пытался настаивать на своём, Сергей не соглашался и был, конечно, тогда прав.

С наступлением эпохи интернета интерес к пещерам вернулся. Много лет спустя из публикаций на сайте ДВГИ я узнал, что в 1981 году пещеры посетил известный приморский карстовед Ю И. Берсенев. Он сделал съёмку 1-ой Бикинской и переименовал обе пещеры в более «удобоваримые» Бикинская-I и Бикинская-II. Во 2-ю Бикинскую он не попал, т.к. она оказалась затопленной, что вполне возможно. В нашем отчёте 1976 года отмечено, что в эту пещеру из боковых ходов стекают четыре потока, которые, соединяясь в озере, уходят вниз, образуя водоворот. Это означает, что активное карстообразование здесь продолжается и в настоящее время. Возможно, где-то ниже по течению произошло обрушение свода подводной части с образованием плотины – этим можно объяснить повышение уровня воды в пещере.

По данным Берсенева, длина пещеры 1-я Бикинская составляет 72 метра. Это почти на порядок превышает то, что прошли в этой небольшой полости мы. Можно предположить, что Юрий Игоревич проделал в узких щелях (щели), о которых написано в нашем отчёте, проходы (проход) и смог таким образом пройти пещеру по всей длине – материалы нашего отчёта это вполне допускают. Конечно, очень хотелось бы увидеть составленный им план пещеры, однако найти его в сети не удалось. Также необходимо отметить, что во время нашего прохождения пещеры озера в ней не было. Однако это расхождение тоже объяснимо повышением уровня воды во 2-й Бикинской – они расположены рядом и находятся примерно на одной высоте. Несомненно, они гидравлически связаны. В них и сейчас уровень воды находится примерно на той же отметке, которую отмечает Берсенев.

Что касается 2-ой Бикинской («Путь к коммунизму»), то она до сих пор хранит свои тайны и не спешит раскрывать свой потенциал. Этому в настоящее время способствует её затопленное состояние. В спелеологическом обзоре Берсенева на сайте ДВГИ (http://www.fegi.ru/p...eogr/unik_p.htm) о посещении им бикинских пещер написано немного, но отмечается, что на р. Верблюжьей наблюдается максимальное в Приморье развитие активного карста:

ПОЖАРСКИЙ РАЙОН


В этом районе карстующиеся породы имеют весьма ограниченное распространение. Небольшие пещеры найдены автором в районе пос. Восток, но данные карстовые формы не имеют природоохранного значения. В бассейне р. Бикин расположено две пещеры, большое количество воронок и поноров, находящиеся на площади 1,8 га. Здесь наблюдается максимальная концентрация форм современного активного карста в Приморском крае. Диаметр воронок достигает 20 м, а глубина 7 м. Пещера Бикинская-I представляет собой галерею, частично обводненную, развитую по трещинам напластования, вытянутую параллельно поверхности вертикальной скалы, в основании которой она находится. В пещеру стекает ручей. Глубина воды в озере достигает 2 м. Длина пещеры 72 м. Первый план и описание этой полости были составлены автором в 1981 г. Рядом расположена пещера Бикинская-II. В сентябре 1981 г пещера была полностью заполнена водой, но, по данным С.И.Василенко, посещавшего пещеру в феврале 1976 г, известно, что пещера вытянута в том же направлении, что и Бикинская-I, и по дну ее протекает три соединяющихся внутри полости ручья. Длина пещеры 40-50 м.

Участок, расположенный в приустьевой части руч. Скального, левого притока р. Верблюжьей, рекомендуется объявить памятником природы местного значения. Актуальность этого обуславливается и тем, что в непосредственной близости от пещер прокладывается дорога.
Изучение карстовых объектов на территории Приморского края только начинаются. Весьма возможно, что в скором времени будут найдены новые ценные карстовые полости. Не исключено нахождение продолжений в уже известных полостях. Далеко не все пещеры обследовались палеонтологами и археологами, поэтому небольшие, не представляющие особой ценности, с точки зрения карстолога, полости могут стать памятниками природы и истории. Очень слабая изученность фауны и флоры карстовых полостей не позволяет на данном уровне знаний однозначно решить вопрос о значимости отдельных объектов, что отразилось при описании выявленных памятников. Таким образом, данный перечень памятников природы будет дополняться на основании результатов дальнейших исследований, а ранг отдельных объектов изменяться в сторону увеличения значимости.

В 2015 году - через 38,5 лет после открытия, Сергей Василенко вновь организовал поездку в эти места. Поездка была рекогносцировочно-рыбацкой – посмотреть пещеры и заодно половить хариуса. Из «старой гвардии», кроме Сергея, были автор этих строк и Шура Масловский. Как оказалось, обстановка там с тех пор сильно ухудшилась. Вход в 1-ю Бикинскую оказался завален оползнем, для того, чтобы попасть туда, надо заниматься расчисткой. 2-я Бикинская, как уже сказано выше, затоплена, вход в неё также частично завален медленно сползающим в пещеру склоном карстовой воронки. Хотя и в значительно меньшей степени, чем вход 1-й Бикинской. На этот раз пещеры произвели на нас впечатление ещё менее благоприятное, чем это было в первый раз – в 1976 году. Продолжение исследований, конечно, имело смысл, однако смущали объём работ, который предстояло проделать для того, чтобы проникнуть в них, и необходимость в специальном оборудовании и специалистах, в первую очередь, для дайвинга. Привлечение таких ресурсов для дела с неясными перспективами выглядело проблематичным, поэтому возникло стойкое ощущение, что мы сюда уже вряд ли вернёмся.

Однако по возвращению в Санкт-Петербург, к месту своего нынешнего проживания, у меня, как и первый раз в походе, появилось и начало крепнуть понимание, что вернуться придётся – пещера 2-я Бикинская ещё далеко не открыта. Понимание пришло после просмотра фотографий входа, на которых неожиданно обнаружились следы процессов, на которые пока никто из карстологов не обратил внимания.Это касается не только бикинских пещер. Речь идёт о кавитации и формах её проявления на поверхностях горных пород. Странным был и тот факт, что я сам не обратил на них внимания, несмотря на то, что уже плотно поработал и с этими процессами, и их последствиями в четвертичной геологии. Поневоле приходится признать, что «научные» стереотипы, заложенные в нас в виде различных форм «общепринятых мнений», управляют нашим поведением даже в поиске, когда глаза, казалось бы, открыты всему новому.

Поэтому в 2016 году мы с Сергеем Василенко вновь посетили бикинские пещеры с тем, чтобы задокументировать открывшиеся обстоятельства и попробовать всё-таки измерить глубину подводной полости пещеры 2-я Бикинская. Об этом будет наша совместная с ним статья, которая выйдет в ближайшее время, а пока хочу предостеречь всех исследователей о возможных неожиданностях, которые подстерегают их в бикинских пещерах – техника безопасности превыше всего!

Как написано в нашем отчёте, во 2-й Бикинской в центре озера есть водоворот. Во время нашего прохождения этой пещеры, в водовороте крутилось раскисшее от влаги, почти утопающее в воде бревно длиной, насколько я помню, не менее полутора метров. Мы, взяв его с четырёх сторон (озерцо тогда было совсем небольшим), подняли и с максимальным усилием бросили вертикально вниз в водоворот и стали ждать. Бревна долго не было. Когда мы решили, что бревно таки утонуло (уж очень оно было промокшим), оно медленно, как бы нехотя, начало выползать из воды, не изменив, как оказалось, своего вертикального положения. Ни верёвки, ни лески у нас под рукой не оказалось, поэтому мы эту операцию, прикладывая максимум усилий, проделали несколько раз, но услышать звук удара бревна о дно, и таким акустическим способом оценить глубину озера, нам так и не удалось. Озеро оказалось бездонным, а бревно всякий раз лениво выползало из воды, не меняя своей ориентации в пространстве. Его тупое поведение меня тогда очень злило – мы бились изо всех сил, а ему было абсолютно всё безразлично. Это было самое бесчувственное бревно из всех, которые я когда-либо встречал в своей жизни.

Тем не менее. Наличие водоворота говорит о том, что в движении принимает участие весь объём воды в озере. Это чревато сюрпризами, которых не должно быть при изучении пещеры. Каждый шаг и взмах ласта здесь должен делаться только после всестороннего изучения обстановки. Здесь перед нами вне всякого сомнения активный сифон, через который когда-то под землю уходил значительно более мощный поток воды. О его источнике, причинах и необходимых последствиях также будет сказано в совместной статье.


0 Комментарии

Copyright © 2017 Академия ДНК-генеалогии. Климатический филиал