Перейти к содержимому

 

Смотреть другой контент



Поиск статей



Последние коментарии


- - - - -

Постер "Климатические корреляции"


В предлагаемом материале рассматриваются климатические корреляции в верхнем плейстоцене-голоцене – т.е. сопоставление климатических изменений на нашей планете с некоторыми известными закономерностями взаимном движении Земли и Луны относительно Солнца, их связь с палеогеографическими реконструкциями, а также влияние климатического фактора на ход человеческой истории. В этой работе собраны данные, которые позволяют проследить эти корреляции на глубину около 130 тысяч лет назад.

Постер впервые был представлен в английском варианте на международной конференции "Final INQUA 501. Caspian-Black-Sea-Mediterranean Corridor during the last 30 ky: sea level change and human adaptation"
Meeting and Field Trip, Odessa, Ukraine, 21-28 August 2011
ПОСТЕР «КЛИМАТИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯЦИИ»
В.Юрковец
valery.yurkovets@gmail.com

За последние 130 тысяч лет в северном полушарии имели место несколько волн оледенений и межледниковий, периодизация и ранг которых на разных частях света зачастую плохо соответствуют друг другу. В качестве примера можно привести Западную Европу, Русскую равнину и Сибирь – каждый из этих регионов имеет свою собственную классификацию последнего оледенения. В Западной Европе это Вюрм (альпийское оледенение), на Русской равнине - Валдайское оледенение, в Сибири – Сартанское. Все они имеют собственную хронологию, заметно отличающуюся друг от друга.
Нет единой точки зрения и в отношении межледниковий. Например, Молого-Шекснинское межледниковье некоторые авторы относят к полновесному интергляциалу, другие сводят его к брянскому потеплению, третьи вообще отрицают (Лазуков и др., 1981).
Кроме того, внутри как оледенений, так и межледниковий геологами и археологами выделяются циклы меньшей продолжительности. Например, в финальном плейстоцене-голоцене имело место несколько волн похолоданий – ранний дриас, средний дриас, поздний дриас. И пять циклов т.н. «увлажнений голоцена», выявленных археологами в центральной Азии и южной Европе (Матюшин, 1996). Которые, в свою очередь, чередовались с тёплыми интервалами Бёллинг, Аллерёд, Бореал, Пребореал, Атлантик, Суббореал, Субатлантик в соответствии с известной схемой Блитта-Сернандера. Эти похолодания-потепления во многих случаях между собой никак не связаны и их хронология в разных регионах может перекрывать друг друга. Чего в действительности быть не должно уже хотя бы потому, что такие перекрытия, если бы они действительно имели место, отменили бы широтное чередование климатических зон на планете, которое является законом - функцией количества солнечной радиации, попадающей на каждый квадратный метр поверхности Земли.
Как известно, задачу расчёта вариаций солнечной радиации в некоторой произвольной точке Земли решил ещё Миланкович, позднее эту работу продолжил Ван Верком. Однако их результаты не объясняли причин чередования оледенений и межледниковий.
Анализ условий этой задачи можно найти у Дж. Ферхугена в его фундаментальном труде «Земля. Введение в физическую геологию», изданном у нас под несколько другим названием – «Земля. Введение в общую геологию» (Ферхуген и др., 1970). В результате анализа он пришёл к выводу о том, что «… изменения климата разного направления, сопровождающиеся сменой оледенений и межледниковых периодов, вероятно, всё-таки контролировались преимущественно движениями самой Земли». Прежде чем сделать этот вывод, Ферхугеном были рассмотрены эти движения. В них входят прецессия равноденствия (период 26 тысяч лет), вариации наклона земной оси (период 40 тысяч лет) и изменения эксцентричности земной орбиты (период 92 тысячи лет).
Информация о временах и рангах климатических событий в интересующий нас период (поздний плейстоцен – голоцен) находится во множестве разных источников, зачастую, как сказано выше, противоречащих друг другу - как в отношении классификации, так и в том, что касается временных рамок. Однако в последнее время появился целый ряд обобщающих работ, часть из которых оперирует тем, что можно отнести к гораздо более объективной информации, позволяющей надёжнее сопоставлять стратиграфию интересующего нас периода и уйти, таким образом, от субъективного фактора в оценке климатических перемен. К таким объективным свидетельствам относятся возрасты ископаемых почв Русской равнины, коррелирующие с тёплыми интервалами (Сычева и др., 2007), а также реконструкции растительного покрова Русской равнины в позднем плейстоцене – среднем голоцене (Симакова, 2008), отражающие климатические изменения в целом – как потепления, так и похолодания, а также их датировки. В последней работе, кроме того, имеется часть дат финального периода плейстоцена на Русской равнине, соответствующих климатическим изменениям более низкого порядка, речь о которых шла выше.
Кроме того, для сопоставления могут быть использованы данные возраста, полученные недавно для палеопочв и литологических горизонтов палеолитических стоянок в Костёнках (Anikovich et al, 2007).
Название и возраст почв и литологического горизонта Костёнок (т.н. «CI-тефра») из этих источников следующие:
- брянская почва – 24-25 тысяч лет,
- монастырская почва – 29 тысяч лет,
- CI-тефра (Костёнки) – 40 тысяч лет,
- гидроузелская почва – 40-45 тысяч лет,
- «нижняя почва» (Костёнки) – 45-52 тысячи лет,
- александровская почва – 50-60 тысяч лет,
- стрелецкая почва – 70-80 тысяч лет.
Ископаемые почвы в разрезе ледниковых районов Русской равнины разделены лёссовыми слоями, образовавшимися в периоды оледенений и похолоданий. Вместе они образуют т.н. «педолитогенную» (почвенно-лёссовую) запись прошлых климатических эпох в осадочном «дневнике» природы. Такая запись свободна от субъективизма в оценке времени и характера климатических эпох. Согласно этим данным, кроме Молого-Шекснинского межледниковья, которому соответствуют брянская и монастырская почвы, в Валдайском оледенении имело место ещё одно межледниковье, которое маркируют гидроузелская почва, нижняя почва Костёнок и александровская почвы. Это межледниковье в таблицах обозначено рабочим названием «Костёнковское» - см. Табл. 1.
Соответственно, было также и ещё одно оледенение (в работе Лазукова ему соответствует Леясциемское похолодание), которое, вероятно, вместе с незамеченным межледниковьем и путали все карты с хронологией и стратиграфией плейстоцена-палеолита как геологам, так и археологам-палеолитчикам.
И не только им. Из-за этой путаницы возникло «глобальное» заблуждение в отношении мегафауны, которая, как считается, обитала на территории северной Евразии в самый разгар оледенения.
На самом деле мегафауна в период Валдайского оледенения осваивала высокие широты в его промежутках – межледниковьях. И гибла всякий раз с началом очередного стадиала (оледенения). Такой вывод подтверждает работа санкт-петербургского археолога А.А.Чубура, посвящённая изучению времени существования на Русской равнине трёх видов мамонта: хозарского – в Микулинское межледниковье, и двух последующих (т.н. «раннего» и «позднего» типов) – в Валдайское время (Чубур, 1997), как раз соответствующих по времени этим двум межледниковьям – Молого-Шекснинскому и Костёнковскому. Разумеется, в 1997 году такой вывод сделать было нельзя, поскольку значительной частью палеолитчиков не признавалось даже существование Молого-Шекснинского межледниковья, не говоря уже о ещё одном, дополнительном.
Стрелецкая почва – последняя в списке - маркирует Микулинское межледниковье.

Далее. Полная летопись оледенений-межледниковий зафиксирована также в морских террасах разного уровня, поскольку оледенение всегда сопровождается регрессиями, а межледниковья, соответственно, трансгрессиями, причина которых - в эвстатических колебаний уровня Мирового океана, которые, в свою очередь, связаны с аккумуляцией во время оледенений огромных масс воды в ледяных щитах и последующим их таянием в межледниковья. Определённости здесь ещё меньше, но некоторые реперные точки найти можно. К таковым относятся: Онежская трансгрессия, имевшая место в период Молого-Шекснинского межледниковья (которой соответствует Каргинская трансгрессия в Сибири и Монастырская трансгрессия в Средиземном море); и Позднемосковская трансгрессия в Микулинское межледниковье (которой соответствует Тирренская трансгрессия в Средиземном море). Онежская трансгрессия датирована 25 тысячами лет назад, что совпадает со временем образования Брянской почвы. Уровень Мирового океана тогда поднялся на 25 метров. Позднемосковская - примерно 80 тысячами лет назад, подъём её уровня в разных географических точках варьирует от 10 до 100 метров (Полякова, 1997) и в среднем составляет примерно 50-60 метров (этот разброс на северных территориях, подвергшихся колоссальному давлению ледовых масс, конечно, был неизбежен - он связан с вертикальными постледниковыми изостатическими компенсациями). Соответствующая ей Тирренская терраса в Средиземноморье находится на высотах 30-35 метров. Т.е. в обоих регионах подъём уровня моря в Микулинское межледниковье был заметно выше, чем в Молого-Шекснинское межледниковье. Это можно связать, например, с вариациями эксцентриситета земной орбиты, увеличивающими (так же как и вариации угла наклона земной оси) контрастность климатических перемен.
Вышесказанного достаточно, чтобы, основываясь на принятой схеме оледенений в северном полушарии (Лазуков и др., 1981), сделать предварительный вывод о том, что одновременными климатическими событиями являются: Молого-шекснинское межледниковье (МШМ), Онежская трансгрессия в Европе, Каргинская трансгрессия в Сибири, Монастырская трансгрессия в Средиземноморье, интерстадиалы Плам-Пойнт и Фармдейл в Северной Америке. Пик события - 25 тысяч лет назад, подъём уровня моря - 25 метров.
Отсюда следует, что одновременными также являются оледенения, следующие за этими потеплениями (которые на самом деле являются одним и тем же климатическим событием). Т.е. одновременными также являются: Верхневалдайское оледенение Русской равнины (РР), Сартанское оледенение в Сибири, стадиалы Ниссури и Вуд Форт в Северной Америке. Пик события – 12,5 тысяч лет назад. А это есть средний Дриас, которому почему-то было отказано в ранге оледенения.
Корреляции эти можно продолжить и в более глубокие времена, теоретически - если анализ Ферхугена является корректным - до начала Четвертичного периода. И в любом случае - до начала верхнего Плейстоцена, по которому, как будет показано ниже, есть необходимые данные. Согласно этим данным, одновременными также являются: оледенение, предшествующее МШМ, Леясциемское похолодание на Северо-Западе РР, Коношельское похолодание в Сибири, стадиалы Черритри и Капрон в Северной Америке.
И далее предшествующие им: межледниковье, предшествующее Леясциемскому похолоданию, Малохетское потепление в Сибири, межстадиал Порт-Толбат и потепление Плано-Силт в Северной Америке.
В итоге, у нас получается, что одновременными были следующие климатические события:
  • Стадиал Вюрм III – Верхневалдайское оледенение в Восточной Европе – Сартанское оледенение в Сибири – стадиал Висконсин III в Северной Америке, период 10 – 17 тысяч лет назад;
  • Интерстадиал Вюрм II/III – Молого-Шекснинское межледниковье (Брянский интерстадиал) в Восточной Европе – Каргинское межледниковье в Сибири – интерстадиал Висконсин II/III в Северной Америке, период 17 – 36 тысяч лет назад;
  • Стадиал Вюрм II – Леясциемское похолодание в Восточной Европе – Конощельское похолодание в Сибири – стадиал Висконсин II в Северной Америке, период 36 – 43 тысячи лет назад;
  • Интерстадиал Вюрм I/II – Костёнковское (рабочее название) межледниковье в Восточной Европе и Сибири – интерстадиал Висконсин I/II в Северной Америке, период 43 – 62 тысяч лет назад;
  • Стадиал Вюрм I – Нижневалдайское оледенение в Восточной Европе – Зырянское оледенение в Сибири – стадиал Висконсин I в Северной Америке, период 62 – 69 тысяч лет назад;
  • Интергляциал Рисс-Вюрм – Микулинское межледниковье в Восточной Европе – Сангамонийский интергляциал в Северной Америке, период 69 – 88 тысяч лет назад.
В дополнение к «почвенно-лёссовой записи» на Русской равнине таковая же существует и на юге Западной Сибири - в ненарушенных ледниковыми дислокациями разрезах (подробнее ниже). Она прослежена на глубину 130 тысяч лет. Эта «запись» имеет тот же ритм - 26 тысяч лет, что и на Русской равнине (Табл.4).
Таким образом, представленные выше материалы говорят о том, что оледенения (и межледниковья) повторяются каждые 26 тысяч лет – Табл. 1,4. Это в точности совпадает с периодом прецессии оси вращения Земли, которая, очевидно, и является наиболее вероятной причиной ледниковых эпох. Что в итоге и оказалось - пристальный взгляд на это явление неожиданно обнаружил его удивительную простоту.
Орбита Земли слегка эллиптическая и в своём ежегодном движении вокруг Солнца Земля проходит точки перигелия и афелия. Земля достигает перигелия 2 января, а афелия 2 июля каждого года. Т.е. Земля получает больше тепла, когда в северном полушарии глубокая зима, а в южном - разгар лета. И наоборот, Земля получает меньше тепла, когда в северном полушарии середина лета, а в южном - глубокая зима. Это означает, что в северном полушарии сейчас зима мягче, а лето - холоднее. И наоборот - в южном полушарии сейчас лето жарче, а зима суровее. Очевидно, что более суровые зимы и являются причиной наблюдаемого ныне оледенения в южном полушарии (Антарктида). А более мягкие зимы являются причиной современного межледниковья в северном полушарии - Рис.1.
Следствием прецессии является постепенное смещение точки весеннего равноденствия и других характерных точек (осеннего равноденствия, летнего и зимнего солнцестояний) навстречу наблюдаемому движению Солнца на 50,3” в год. Это означает, что через 13 тысяч лет в результате прецессии ситуация изменится на противоположную, как показано на Рис. 2 – Земля будет получать меньше тепла, когда в северном полушарии будет зима, а в южном лето. Тогда оледенение наступит в северном полушарии, а межледниковье будет наблюдаться в южном (Бастриков, 2007).
Что касается малого цикла, то его причина была открыта в начале прошлого века шведским климатологом и океанологом Петтерсоном (Peterson, 1914). Эта причина состоит в том, что каждые 2000 лет, в перигелии, проекция на эклиптику большой оси лунной орбиты (т.н. «линия апсид») совмещается с линией Солнце-Земля. Вследствие этого происходит суммирование приливных сил Луны и Солнца с увеличением её (приливной силы) на 12% относительно минимальных значений. Это приводит к возникновению в океанах внутренних волн, поднимающих к поверхности огромные массы холодной воды, которая охлаждает и насыщает влагой атмосферные потоки. Что, в свою очередь, приводит к глобальному похолоданию и увлажнению климата Земли в целом.
В Таблице 1 Климатических корреляций большой цикл представлен в виде синусоиды с периодом 26 тысяч лет, на которую как на ось наложен - в виде пилообразной кривой - график малого 2000-летнего цикла. Справа от синусоиды находится Филогенетическое дерево Y-хромосомы, ещё правее – климато-литологическая колонка, включающая в себя схему Блитта-Сернандера, возрасты ископаемых почв и предлагаемую схему чередования оледенений и межледниковий в верхнем плейстоцене.
Слева находятся две шкалы, обозначающие временную (тысяч лет назад) и пространственную (проекция положения Земли на небесную сферу) координаты. Пространственная координата показывает проекцию положения Земли на небесную сферу относительно восходящего Солнца (гелиакический восход). Временная – хронологию прохождения центра того созвездия, которое в данную эпоху находится в точке восхода. В качестве точки отсчёта выбрана долгота комплекса Гизы в Египте, где когда-то, как считается, было открыто явление прецессии (Юрковец, 2010).

Результаты сопоставления с хронологией археологических культур, начиная с верхнего палеолита, приведены в Табл. 2 (Юрковец, 2011b). Как можно видеть, археологические события не просто обнаруживают связь с большим и малым циклами – они подчинены им. Расцвет и опустошение огромных территорий, чередование археологических культур, взлёт и падение древних цивилизаций идеально укладываются в предложенную схему.

Также было проведено сравнение климатических циклов с палеогеографическими данными Понто-Каспия, собранными из разных источников (Матюшин, 1996; Антонова и др., 2006; Бадюкова, 2004, 2006, 2007; Doluhanov, et al, 2009; Федоров, 1982; Горлов и др., 2004; Янина, 2009). Результаты представлены в Табл. 3 (Yurkovets, 2011). На основе этой таблицы были построены диаграммы, которые демонстрируют сложный характер чередования трансгрессий и регрессий (и соответствующих им террас) Каспийского и Черноморского бассейнов – Рис. 4–8.
Эти данные показывают, что колебания уровня Каспия подчинены малому 2000-летнему циклу. Диапазон колебаний превышает 150 метров. С такой же частотой происходят изменения уровней всех внутренних водоёмов Земли (Матюшин, 1996). Большой цикл (период прецессии оси вращения Земли) в большей степени определяет колебания уровня Мирового океана. Амплитуда этих колебаний достигает 150 метров. Их причина – аккумуляция огромных масс замёрзшей воды в ледниковых щитах в периоды оледенений и их таяние в межледниковья.
Что касается Чёрного моря, то оно становится внутренним водоёмом в периоды оледенений, когда уровень Мирового океана падает ниже «клапана» Босфора, и частью Мирового океана в межледниковья. Что является причиной сложного характера колебаний его уровня. Эту картину дополнительно усложняют периодически повторяющиеся разгрузки через Манычский спиллвей подпрудных вод Евразии, которые поступают через т.н. «систему стока» в Каспийское море в пики оледенений (Гросвальд, 2009). В эти периоды часть подпрудных вод Евразии разгружается через Маныч в Чёрное море и далее в Средиземное - после достижения порога Босфора, как это показано на диаграмме, Рис. 7.
В конце Верхневалдайского оледенения (имеется ввиду его последний пик, обусловленный малым циклом - т.е. поздний Дриас) сначала был последний прорыв каспийских вод в Чёрное море, который сформировал эрозионный рельеф Манычской долины. Во второй стадии происходило постепенное выравнивание уровней Каспийского и Чёрного морей с последующей стабилизацией общего уровня и формированием аккумулятивной обстановки в Манычской долине (Doluhanov, et al, 2009; Янина, 2009). Таких прорывов в Верхневалдайское время было три или четыре – столько в этот период укладывается малых пиков – см. схему с Рис. 8.
Затем следовало потепление (пик – 9500 лет назад) и значительное - более 100 метров - падение уровня Чёрного моря, поскольку оно в конце Верхневалдайского оледенения всё ещё оставалось внутренним водоёмом. В следующее потепление (пик – 7500 лет назад) в результате таяния ледниковых щитов и повышения уровня Мирового океана более чем на 100 метров, следовал прорыв морских вод через Босфор, и Чёрное море стало частью Мирового океана.
Обобщённая схема колебаний уровней представлена на последней диаграмме – Рис. 8. На ней можно видеть, что внутренние водоёмы как менее инерционные системы наиболее контрастно реагируют на чередование малых циклов. Это проявляется, например, в большей, чем в Мировом океане, амплитуде колебания уровней Каспия в голоцене – диапазон до 70 метров (Матюшин, 1996; Янина, 2009). В целом же диапазон изменений уровня Каспия превышает 150 метров (Янина, 2009).
Уровень Мирового океана определяется в первую очередь большим циклом – циклом прецессии. В котором, однако, главный вклад вносит только полупериод, отвечающий за оледенение в северном полушарии. Объясняется это неравномерным распределением суши на планете. В южном полушарии сейчас самый разгар оледенения, но ледникам негде развиться, за исключением относительно небольшой по площади Антарктиды. Но и там «гравитационные излишки» льда постоянно «стекают» в океан в виде айсбергов, тем самым поддерживая его нынешний высокий уровень.
Амплитуда колебаний уровня Мирового океана в верхнем плейстоцене, обусловленная большим циклом, по разным данным достигает 150 метров (Гросвальд, 2009; Янина, 2009 и др.). На этом фоне колебания, обусловленные малым циклом, представляют собой относительно небольшие флуктуации в пределах нескольких метров (Фёдоров, 1982).

ДНК-генеалогический аспект. Как оказалось, климатическая история верхнего плейстоцена и голоцена записана не только в преданиях, материале археологических культур или геологической летописи антропогена, но также и в структуре ДНК, которую изучает недавно появившаяся отрасль науки - ДНК-генеалогия.
ДНК-генеалогия основана на анализе мутаций в т.н. «некодирующей» части Y-хромосомы у мужчин (а также структуре митохондриальной ДНК у женщин, которая здесь не рассматривается). Учёные выяснили, что эта считавшаяся ранее бесполезной часть половой хромосомы, накапливает мутации хаотически и, следовательно, может быть проанализирована статистическими методами, которые, в свою очередь, позволяют построить Филогенетическое древо мутаций – последовательность образования и иерархию ветвей Y-хромосомы у всей мужской половины человечества. В Филогенетическом древе каждая ветвь представляет собой древний род, который в ДНК-генеалогии называют гаплогруппой. Скорость мутаций в аллелях Y-хромосомы не зависит от внешних факторов и является величиной статистически постоянной. А это даёт возможность по количеству мутаций вычислить время жизни предка, давшего начало как каждой из ветвей (т.е. гаплогруппе или роду), так и любой группе ветвей вплоть до корня древа – т.н. «Y-хромосомному Адаму», или Первопредку. Отсюда уже остаётся полшага до исторических сопоставлений и выводов, поскольку каждый народ, этническая группа или конкретный род представлены своим оригинальным набором гаплогрупп или конкретной гаплогруппой.
Y-хромосомный Адам, он же Первопредок, к которому сходятся все ветви, жил в начале верхнего плейстоцена – 130 тысяч лет назад. Т.о. Филогенетическое древо Y-хромосомы охватывает время, в котором в такой дисциплине, как Четвертичная геология, накоплен огромный материал, и который неизбежно требует сопоставления с новыми данными. И наиболее значимыми из них являются глобальные изменения климата, в первую очередь такие, как чередования оледенений и межледниковий.
Почему эти события – филогения и климат – должны быть связаны? Главная причина такой связи – миграции. Изменения климата вынуждают людей мигрировать. А каждая мигрировавшая часть рода или племени образуют новую ветвь на Филогенетическом древе Y-хромосомы из-за того, что мутации, набежавшие со времени отделения, во-первых, уникальны и, во-вторых, передаются в неизменном виде от отца к сыну и далее всем потомкам по мужской линии.
В Табл. 1 справа от кривой прецессии представлены основные события филогении по данным Карафет (Karafet et al., 2008) и Клёсова (Клёсов, 2009).
В Табл. 4 представлены аналогичные данные по Западной Сибири. Приведённый здесь почвенно-лёссовый разрез взят из работы Архипова «Хронология геологических событий позднего плейстоцена Западной Сибири» (Архипов, 1997), филогения - из работ «ДНК-генеалогия основных гаплогрупп мужской половины человечества» (Клёсов, 2011) и «Архаичная (архантропная в терминах антропологии) линия гаплогруппы А» (Клёсов, Рожанский, 2011). В работе Архипова собрано большое количество датировок всего разреза верхнего плейстоцена и голоцена Западной Сибири - как ледниковых образований, подвергшихся разного рода дислокациям, так и ненарушенных почвенно-лёссовых толщ на юге данной территории. В некоторых случаях эти датировки противоречат не только друг другу, но и принятой в его работе схеме оледенений. Тем не менее, ненарушенная часть разреза на юге находится в полном соответствии с Табл. 1 и даже позволяет проследить корреляцию с климатической кривой на глубину 130 тысяч лет – т.е. к самому началу верхнего плейстоцена.
На геологическую и климатическую основу Табл. 4 наложены данные ДНК-генеалогии. Как видно, и здесь связь с филогенией основных гаплогрупп мужской половины человечества вполне очевидна - во всех случаях хронологическими барьерами, через которые прошли выжившие гаплогруппы, являются оледенения. Кроме того, наблюдается вполне отчётливая корреляция этих данных с крупными хронологическими подразделениями археологии. Так отрезок времени, заканчивающийся на гаплогруппе «альфа» коррелирует с ашелем (нижний палеолит). Время от гаплогруппы «альфа» до выделения гаплогруппы А коррелирует со средним палеолитом – премустье (135-85 тысяч лет назад) и мустье (85-50 тысяч лет назад). То, что моложе 50 тысяч лет, относится к верхнему палеолиту. Согласно текущим данным, рубежом здесь является время появления гаплогруппы F.
Таким образом, представленное в Табл. 4 Филогенетическое древо Y-хромосомы уходит своими корнями в прошлое на сотни тысяч лет и его, очевидно, следует разбить на две части, каждая из которых должна рассматриваться в разном контексте. Первая часть в эволюционном – гаплогруппы «бета», «альфа» и их общий предок; вторая в историческом (археологическом) – всё, что моложе 50 тысяч лет.
Синхронность филогенетических и климатических событий отмечается и при сопоставлении с малым циклом, что оказалось полезным при решении некоторых исторических загадок. Так, потепление Субатлантик стало не только климатической причиной краха великих империй железного века Евразии («Великое переселение народов» - Табл.2), но и провело через «бутылочное горлышко» народы на востоке континента. Как оказалось (Рожанский, 2010), не менее 70 % монголов и киргизов, а также большой процент казахов – прямые потомки по мужской линии всего пяти человек, живших там в это же время. Это замечательно коррелирует с историческими событиями, приведшими сначала к объединению Китая, а затем - к возникновению империи Чингисхана (Юрковец, 2011b).


Литература:

Антонова В.М., Хоменко А.А. 2006. К вопросу о новочерноморской трансгрессии Азово-Черноморского бассейна. МГУ, Москва. Материалы международного симпозиума «Позднекайнозойская геологическая история севера аридной зоны». Азов, Ростов-на-Дону. 18–20.

Архипов С.А. 1997. Хронология геологических событий позднего плейстоцена Западной Сибири. Геология и геофизика. 38(12):1863-1884.

Бадюкова Е.Н. 2006. Когда последний раз соединялись Чёрное и Каспийское моря? МГУ, Москва. Материалы международного симпозиума «Позднекайнозойская геологическая история севера аридной зоны». Азов, Ростов-на-Дону. 21–24.

Бадюкова Е. Н. 2004. Одно из доказательств соединения Каспийского и Черного морей в конце позднехвалынского времени. Геоморфология 2:23-31.

Бадюкова Е. Н. 2007. Возраст хвалынских трансгрессий Каспийского моря. Океанология 47(3):432-438.

Бастриков Ю.Л. 2007. Лихолетье. Избранные вирши и этюды. Москва. 193-194.

Горлов Ю.В., Поротов А.В., Столярова Е.В. 2004. К оценке изменений уровня Черного моря в античный период по археолого-палеогеографическим данным. Древности Боспора 7:117-128.

Гросвальд М.Г. 2009. Оледенение Русского севера и Северо-Востока в эпоху последнего великого похолодания. «Наука», Москва.

Клёсов А.А. 2009. Гаплотипы южных и балтийских русских славян: четверо племен? Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 2(4):578-589.

Клёсов А.А. 2011. ДНК-генеалогия основных гаплогрупп мужской половины человечества (Часть 2). Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 4(7):1367-1494.

Клёсов А.А., Рожанский И.Л. 2011. Архаичная (архантропная в терминах антропологии) линия гаплогруппы А. Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 4(7):1495-1502.

Лазуков Г.И., Гвоздовер М.Д., Рогинский Я.Я. 1981. Природа и древний человек. «Мысль», Москва.

Матюшин Г.Н. 1996. Археологический словарь. Просвещение, «Учеб. Лит.», Москва.

Полякова Е. И. 1995. Арктические моря Евразии в позднем кайнозое. «Научный мир» Москва.

Рожанский И.Л. 2011. ДНК-генеалогия и документальные родословные. Союз или конфликт? Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 4(1):4-19.

Симакова А.Н. 2008. Развитие растительного покрова Русской равнины и Западной Европы в позднем неоплейстоцене – среднем голоцене (33 - 4.8 тыс. л.н.) (по палинологическим данным): автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук. Геологический институт РАН. Москва.

Сычёва С.А., Гунова В.С., Симакова А.Н. 2007. Два варианта строения позднеплейстоценовой покровной толщи перигляциальной области Русской равнины. V Всероссийское совещание по изучению Четвертичного периода. Фундаментальные проблемы квартера: итоги изучения и основные направления дальнейших исследований: Материалы V Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. Москва, 7–9 ноября 2007 г. ГЕОС. 404–407.

Фёдоров П.В. 1982. Послеледниковая трансгрессия Чёрного моря и проблема изменения уровня океана за последние 15000 лет. Колебания уровня морей и океанов за последние 15000 лет. «Наука», Москва. 151–156.

Чубур А.А. 1997. Мамонты Верхнего Поочья: особенности популяции и связь с палеолитическим человеком. Археологические памятники среднего Поочья, вып. 6. Сборник научных трудов. Рязань.

Юрковец В.П. 2010. Климатические корреляции. Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 3(2):301-325.

Юрковец В.П. 2011а Климатические корреляции. Продолжение. Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 4(1):66-80.

Юрковец В.П. 2011b …И снова открытие Китая. Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 4(3):591-621.

Янина Т. А. 2009. Палеогеогафия бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене по результатам малакофаунистического анализа: автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора географических наук. МГУ, Географический факультет, Москва.

Anikovich, M.V., Sinitsyn A. A., Hoffecker John F., Holliday Vance T., Popov V. V., Lisitsyn S. N., Forman Steven L., Levkovskaya G. M., Pospelova G. A., Kuzmina I. E., Burova N. D., Goldberg Paul, Macphail Richard I., Giaccio Biagio, Praslov, N. D. 2007. Early Upper Paleolithic in Eastern Europe and Implications for the Dispersal of Modern Humans. Science 315:223-225.

Doluhanov, P.M., Chepalyga, A.L., Shkatova, V.K., Lavrentiev, N.V. 2009. Late Quaternary Caspian: Sea-Levels, Environments and Human Settlement. The Open Geography Journal 2:1-15.

Karafet, T.M., Mendez, F.L., Meilerman, M.B., Underhill, P.A., Zegura, S.L., and Hammer, M.F. 2008. New binary polymorphisms reshape and increase resolution of the human Y chromosomal haplogroup tree. Genome Research 18:830–838.

Verhoogen, J., Turner, F.J., Weiss, L.E., Wahrhaftig, C., Fyfe, W.S. 1970. The Earth. An Introduction to Physical Geology. Holt, Rinehart and Winston, Inc. New York – Chicago – San Francisco – Atlanta – Dallas – Montreal – Toronto – London – Sydney.

Yurkovets, Valery P. 2011. Climatic Correlations. The report presented at the XIX session of the seminar "Earth system". Geological Faculty of Moscow State University – February, 2011. Proceedings of the Russian Academy of DNA Genealogy 4(6):1306-1315.


Размещенное изображение



Таблица 1. Климатические корреляции
Прикрепленное изображение: poster 1.JPG

Прикрепленное изображение: poster 2d.JPG

Прикрепленное изображение: poster 3d.JPG

Прикрепленное изображение: poster 4d.JPG

Прикрепленное изображение: poster 5d.JPG

Таблица 2. Археологические корреляции
Прикрепленное изображение: poster 6.JPG

Таблица 2. Археологические корреляции. Продолжение
Прикрепленное изображение: poster 7.JPG

Таблица 3. Палеогеографические корреляции
Прикрепленное изображение: poster 8.JPG

Таблица 3. Палеогеографические корреляции. Продолжение
Прикрепленное изображение: poster 9.JPG

Рис. 4-5
Прикрепленное изображение: poster 10d.JPG

Рис. 6-7
Прикрепленное изображение: poster 11d.JPG

Обобщение
Прикрепленное изображение: poster 12d.JPG

Прикрепленное изображение: poster 13.JPG

Таблица 4. Климатические корреляции, Западная Сибирь
Прикрепленное изображение: poster 14.JPG

Таблица 4. Климатические корреляции, Западная Сибирь. Продолжение
Прикрепленное изображение: poster 15.JPG

Прикрепленное изображение: poster 16.JPG

Дополнение
Прикрепленное изображение: poster 17 d.JPG


0 Комментарии

Copyright © 2018 Академия ДНК-генеалогии. Климатический филиал