Перейти к содержимому

 

Смотреть другой контент



Поиск статей



Последние коментарии


- - - - -

Доклад на V I I I Всероссийском совещании по изучению четвертичного периода


В. П. Юрковец

Академия ДНК-генеалогии, Ньютон, Массачусетс, США

valery.yurkovets@gmail.com


Доклад на VIII Всероссийском совещании по изучению четвертичного периода: «Фундаментальные проблемы квартера, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований»


Название доклада: "Климатические корреляции в плейстоцене и голоцене. Связь изменений условий природной среды с филогенией основных гаплогрупп человечества"

ТЕКСТ ДОКЛАДА


Здравствуйте, уважаемые коллеги! На этом уважаемом форуме я представляю Академию ДНК-генеалогии и в своём докладе хочу, в частности, показать, что климатическая история верхнего плейстоцена и голоцена записана не только в геологической летописи четвертичного периода, но и в структуре ДНК, хранящей, как оказалось, сведения о генеалогии всего человечества от Первопредка до каждого из ныне живущих. И для того, чтобы извлечь эти сведения из нас достаточно определить наш гаплотип и классифицировать его принадлежность к определённому кластеру гаплотипов – гаплогруппе, чем сейчас занимаются специальные лаборатории в рамках различных проектов – от геногеографических до криминалистических. Эти базы данных и использует ДНК-генеалогия, которая изучает историю гаплогрупп - крупных ветвей генеалогического древа человечества, а также их подветвей или субкладов. Методология этой новой науки основана на анализе случайных мутаций в т.н. «некодирующей» части Y-хромосомы человека – мужской половой хромосомы. Поскольку некодирующая часть не несёт генов, то выбраковки потомства, получившего такие мутации, не происходит. Поэтому такие мутации, однажды случившись, передаются по мужской линии без изменений во всех последующих поколениях. Скорость мутаций в аллелях Y-хромосомы не зависит от внешних факторов и является величиной статистически постоянной. А это даёт возможность по их относительному количеству вычислить время жизни предка, давшего начало как каждой из ветвей (т.е. гаплогруппе или роду), так и любой группе ветвей вплоть до корня древа – т.н. «Y-хромосомного Адама», или, по-другому, Первопредка. Т.е. построить филогенетическое древо древних родов (гаплогрупп), которое называется Филогенетическим древом Y-хромосомы. Отсюда уже остаётся полшага до исторических, археологических и палеоклиматических сопоставлений и выводов, поскольку филогения гаплогрупп к настоящему времени охватывает период от сегодняшнего дня до примерно 200 тысяч лет назад. Связь палеоклимата с филогенией гаплогрупп объясняется тем, что всякое изменение климата вынуждает людей мигрировать, а каждая часть мигрировавшего рода (гаплогруппы) образует – опять-таки в силу статистических причин – отдельную ветвь на Филогенетическом древе Y-хромосомы человека.
Основной вклад в развитие ДНК-генеалогии и её использовании в истории, археологии, лингвистики и антропологии сделал доктор химических наук профессор биохимии Анатолий Алексеевич Клёсов в соавторстве с Дмитрием Семёновичем Адамовым, с которым они разработали математический аппарат расчёта возраста ветвей, и Игорем Львовичем Рожанским, которым были выполнены калибровки скоростей мутаций на документированных генеалогиях.
С самого начала появления количественных методов определения возраста гаплогрупп и их субкладов в ДНК-генеалогии начал копиться материал, требующий сопоставления с данными других наук, так или иначе связанных с историей человека. К настоящему времени его накопилось столько, что ДНК-генеалогия начала активно вторгаться в историю, антропологию, археологию и, поскольку ДНК-генеалогия имеет дело с носителями языков, лингвистику. А также – с углублением в прошлое на десятки и сотни тысяч лет – и в четвертичную геологию, в той её части, которая связана с изменениями климата на нашей планете. Зачастую эти сопоставления требуют изменения в сложившейся системе взглядов на многие вопросы современной науки. Например, пересмотрена популярная до недавнего времени курганная теория прародины протоиндоевропейцев Марии Гимбутас, объединены в рамках одной лингвистической парадигмы несколько т.н. «прародин» индоевропейского языка (связанных, как оказалось, с миграциями гаплогуппы R1a1), показана несостоятельность «африканской теории» происхождения человека и многое другое. Полагаю, не является здесь исключением и современные представления о климате верхнего плейстоцена и голоцена, чему и посвящена основная часть моего доклада.
Заранее приношу свои извинения за возможные терминологические и фактологические погрешности, которые, наверно, неизбежны при стыковке столь разных направлений современного знания. Что касается ДНК-генеалогии, её терминологическую базу можно найти на сайте крупнейшей компании «Family Tree TDNA» - http://www.familytre...wers.aspx?id=21, где она наиболее полно представлена.
В качестве первой иллюстрации хочу предложить Филогенетическое древо Y-хромосомы человека, рассчитанное Татьяной Карафет по т.н. «снипам» - однонуклеотидным заменам в цепочке ДНК – рис. 1. Это древо было построено ещё в 2008 году (что для новой, стремительно развивающейся науки является достаточно давним сроком). Оно представляет собой довольно грубую схему основных событий филогенеза (образование главных ветвей), но именно такой наиболее общий подход удачно иллюстрирует главные климатические события последних 70 тысяч лет - начала оледенений.

Размещенное изображение










Рис. 1

Слева на этой таблице находится временная шкала, правее от неё зелёным цветом показаны межледниковья, белым – оледенения (об остальном – ниже). Как видно на схеме, нижнему и верхнему узлам филогенетического древа соответствуют начало Ранневалдайского и начало Поздневалдайского оледенений, а для среднего узла подходящего оледенения (и, соответственно, ещё одного межледниковья) не нашлось. Тем не менее, этот цикл присутствует в почвенно-лёссовых записях Русской равнины и Западной Сибири, а также геологическом материале одновременных ему циклов оледенений Альп и Северной Америки.
Так, современные данные по палеогеографии Русской равнины, Западной Сибири и Понто-Каспия в верхнем плейстоцене (Гросвальд, 2009; Лазуков и др., 1981; Симакова, 2008; Сычёва и др., 2007; Anikovich et al, 2007) показывают, что внутри Валдайского оледенения, кроме Молого-Шекснинского, выделяется ещё одно межледниковье, которое маркируют гидроузелская почва, нижняя почва Костёнок и александровская почва. В Западной Европе ему соответсвует интерстадиал Вюрм II/I, в Западной Сибири – интерстадиал, маркируемый верхней палеопочвой II террасы искитимского педокомплекса верхнекраснодубровской подсвиты (Архипов, 1997), в Северной Америке – интерстадиал Висконсин II/I. Также выделяется ещё одна ледниковая фаза, коррелирующая с Леясциемским похолоданием в Восточной Европе, стадиалом Вюрм II в Западной Европе, Конощельским похолоданием в Западной Сибири и стадиалом Висконсин II в Северной Америке.
С добавлением этого цикла, оледенения верхнего плейстоцена на всех континентах северного полушария обнаруживают закономерную ритмичность, период которой составляет около 26 тысяч лет.

Размещенное изображение







Рис. 2

Естественно, сразу напрашивается очевидное предположение, что этот ритм – 26 тысяч лет – как-то связан с прецессией оси вращения Земли, поскольку прецессия имеет именно такой период. И причиной оледенений, вероятно, являются два взаимосвязанных фактора – рис. 2. Первый состоит в том, что орбита, по которой Земля движется вокруг Солнца, слегка вытянута, и в перигелии – ближней к Солнцу точке орбиты – Земля в целом получает на 7% больше тепла, чем в афелии – наиболее удалённой от Солнца точке орбиты. Второй фактор заключается в том, что это тепло в течение полного цикла прецессии распределяется между двумя полушариями Земли неравномерно. Сейчас – в текущий полупериод прецессии - Земля в перигелии повёрнута к Солнцу своим южным полушарием, в афелии, соответственно, северным. Поэтому в текущий полупериод прецессии зимы в северном полушарии мягче, а лето холоднее. И наоборот – ныне зимы в южном полушарии суровее, а лето жарче. Суровость зим в южном полушарии будет нарастать ещё около 500 лет, пока проекция оси вращения Земли на плоскость эклиптики в ходе прецессии не совместится с большой осью земной орбиты. Это будет пик суровости зим в южном полушарии.
В северном – наоборот, зимы до этого события будут продолжать смягчаться.
В течение года зима на нашей планете наступает дважды – один раз в северном полушарии, второй раз в южном. Любой астрономический эффект, при прочих равных условиях понижающий температуру зимой, приведёт в целом к увеличению распространения снежного и ледового покрова в том полушарии, в котором имеет место понижение температуры. В результате из-за увеличения отражательной способности, которая у снега достигает 80%, некоторая доля лучистой энергии Солнца будет отражаться обратно в космос. Следствием этого станет увеличение продолжительности зимнего сезона, поскольку уменьшится количество солнечной радиации, поглощаемой этим полушарием. Таким образом, всякое уменьшение зимних температур включает положительную обратную связь в виде увеличивающегося альбедо, которое ещё больше понижает температуру и увеличивает продолжительность зимы.
Следовательно, включение положительной обратной связи в виде увеличения площадей с повышенным альбедо (снежным и ледяным покровом) происходит сейчас в южном полушарии. Поэтому в настоящее время в южном полушарии закономерно наблюдается оледенение, представленное ледниковым щитом Антарктиды. А в северном, соответственно, наоборот - сейчас наблюдается межледниковье.
К этому нужно добавить, что ледниковый щит Антарктиды в настоящее время занимает площадь около 14 миллионов квадратных километров. В нём сосредоточено до 90% всего льда планеты - в 10 раз больше, чем в гренландском щите. Максимальная мощность ледникового купола Антарктиды – 4800 метров, что почти в два раза превышает максимальную мощность ледниковых щитов прошедшего оледенения в северном полушарии. Большему развитию оледенения в южном полушарии препятствует отсутствие в нём суши в южной половине средних широт – там, где в северном распространены огромные пространства Евразии и Северной Америки.
Кроме того, развитие оледенения даже на относительно небольшой (по сравнению с сушей северного полушария) площади Антарктиды имеет свои ограничения. Увеличение в результате аккумуляции мощности ледового щита компенсируется ускорением гравитационного стока льда в море в виде айсбергов. По этим двум причинам сколько-нибудь существенного понижения уровня Мирового океана при оледенении в южном полушарии не происходит.

Размещенное изображение







Рис. 3

Т.о. в южном и северном полушариях оледенения сменяются межледниковьями в противофазе – когда в северном полушарии имеет место оледенение, в южном полушарии в это же время наблюдается межледниковье, и наоборот – рис. 3. В предложенную схему вписываются не только филогения основных гаплогрупп человечества, но и новейшие данные по палеогеографии Русской равнины и Западной Сибири, оледенения и межледниковья в Альпах и в Северной Америке, эвстатические колебания уровня Мирового океана, совпадающие, как известно, с чередованием оледенений и межледниковий в северном полушарии.
На климат нашей планеты серьёзное влияние оказывает ещё один астрономический фактор – констелляции орбит Земли и Луны в перигелии. Раз в 2000 лет перигей Луны и перигелий Земли находятся на одной линии с Солнцем – рис. 4. Вследствие этого происходит суммирование приливных сил Луны и Солнца с увеличением общей приливной силы на 12% относительно минимальных значений. Это приводит к возникновению в океанах внутренних волн, поднимающих к поверхности массы холодной воды, которая охлаждает и насыщает влагой атмосферные потоки. Что, в свою очередь, приводит к похолоданию и увлажнению климата Земли в целом.
Эти волны были зафиксированы в начале прошлого века шведским климатологом и океанологом Петтерсоном (Petterson, 1914) в норвежских фьордах. Вероятно, в формировании глубинных волн существенную роль играют газогидраты дна океанов (о которых тогда не знали), в обычных условиях находящиеся в равновесном состоянии (Kennett et al., 2000). При уменьшении давления, вызванного приливными силами, газогидраты начинают «шампанировать», увлекая за собой донные массы холодной воды и вызывая зафиксированные Петтерсоном последствия.

Размещенное изображение







Рис. 4

В периоды между констелляциями климат Земли в целом дрейфует в сторону аридизации и, как следствие, к климатическим кризисам в зоне умеренного климата. Климатические пояса сокращаются и смещаются к северу, за счёт степей разрастаются пустыни, лесостепи становятся степями, граница лесной зоны смещается в более высокие широты. Уровни внутренних водоёмов падают, мелеют и исчезают реки, население перебирается на более низкие террасы.
Кроме того, за счёт таяния материковых ледников несколько повышается уровень Мирового океана. Последнее означает, что при всей несопоставимости амплитуд, колебание уровней Мирового океана и внутренних водоёмов, обусловленное малым 2000-летним циклом, происходит в противофазе. Амплитуды становятся сопоставимыми, если сравнивать колебания уровня Мирового океана, обусловленные большим циклом, и колебания уровней внутренних водоёмов, обусловленные малым циклом.
Высокая климатическая контрастность 2000-летнего цикла доказана исследованиями террас внутренних водоёмов Земли (Шнитников, 1969; Матюшин, 1996). Так, диапазон колебаний Каспийского моря, обусловленные этим циклом, превышает 70 метров в голоцене и 150 метров в период последнего оледенения.
При расчётах времени жизни общего предка ветвей отдельных гаплогрупп (которые тоже имеют свои филогенетические деревья) этот 2-х тысячелетний ритм выделяется очень чётко – например, в миграциях гаплогруппы R1a, составляющей до двух третей современного населения центральной России (dna-genealogy.ru, 2013).
Схема Блитта-Сернандера и хронология увлажнений голоцена (связанных с похолоданиями) Матюшина в пределах 2-х тысячелетнего цикла также совмещаются друг с другом по принципу дополнения – каждое увлажнение (оно же похолодание) по Матюшину сменяется потеплением по Блитту-Сернандеру.
Все эти данные объединены в Таблице 1. Большой прецессионный цикл представлен в виде синусоиды с периодом 26 тысяч лет, на которую как на ось (в виде пилообразной кривой) наложен график малого 2000-летнего цикла.
Необходимо сказать, что 2000 лет для малого цикла - в этой и последующих таблицах – величина не расчётная, а эмпирическая. Она не совпадает с расчётами Петтерсона и Шнитникова. О.Петерсон, например, определил продолжительность этого цикла в 1800 лет. А.Шнитников, обобщив огромный фактический материал, выделил и описал уже 1850-летние климатические периоды послеледниковой эпохи, соответствующие космическим циклам О.Петтерсона. У Матюшина в его циклах увлажнения голоцена (УГ) эта цифра точно не определена, а пики увлажнений варьируют в пределах 1700 – 2000 лет. Однако именно в 2000-летний цикл с наименьшей погрешностью вписываются современные данные по периодизации голоцена, включая схему Блитта-Сернандера, таблицу экологических кризисов Матюшина, новейшие датировки климатических событий голоцена на Русской равнине (например, Александры Николаевны Симаковой), палеогеографические реконструкции Понто-Каспия, и – особенно - хронология археологических культур, по которой имеется самый представительный материал.
Справа от синусоиды в Таблице 1 находится подробное Филогенетическое дерево Y-хромосомы, построенное по данным Клёсова и Рожанского (Klyosov, Rozhanskii, 2012). Ещё правее – климато-литологическая колонка, включающая в себя схему Блитта-Сернандера, УГ Матюшина, возрасты ископаемых почв Русской равнины (Сычева, Гунова, Симакова, 2007; Симакова, 2008; Anikovich et al, 2007) и схему чередования оледенений и межледниковий в северном полушарии.
Данные, сведённые в эту таблицу, показывают, что кроме Молого-Шекснинского межледниковья, которому соответствуют брянская и монастырская почвы, в период Валдайского оледенения имело место ещё одно межледниковье, которое, как сказано выше, маркируют гидроузелская почва, нижняя почва Костёнок и александровская почва. Это межледниковье в таблицах обозначено рабочим названием «Костёнковское».



Таблица 1. Климатические корреляции


Размещенное изображение


В Таблице 2 показано, как коррелирует большой климатический цикл с ненарушенным (находящимся во внеледниковой области) разрезом почвенно-лёссовых отложений Западной Сибири, охватывающим период 130 тысяч лет.


Таблица 2. Климатические корреляции. Западная Сибирь


Размещенное изображение


Таблица 2. Климатические корреляции. Западная Сибирь. Продолжение


Размещенное изображение


Геологический материал этой таблицы взят из обобщающей работы С.А.Архипова, посвящённой хронологии геологических событий позднего плейстоцена Западной Сибири (Архипов, 1997). Для нижней палеопочвы III террасы бердского педокомплекса верхнекраснодубровской подсвиты в работе Архипова имеется несколько радиометрических и термолюминесцентных датировок, находящихся в пределах 130 плюс-минус 10 тысяч лет, остальная часть разреза у него не датирована (за исключением голоценовой палеопочвы – 10,3 – 10, 2 тысяч лет), но стратиграфия этой области - области внеледниковых отложений, как видно из таблицы, замечательно коррелирует с прецессионным циклом. При этом лёссовые толщи соответствуют оледенениям, почвы – межледниковьям.
Всё это относится к северному полушарию, разумеется.
Как можно видеть в Таблице 2, в почвенно-лёссовом разрезе Западной Сибири, также как и на Русской равнине, выделяется Костёнковское межледниковье, которому соответствует верхняя почва II террасы искитимского педокомплекса верхнекраснодубровской подсвиты. Справа от климатических кривых в Таблице 2 (так же, как и в Таблице 1) представлена филогения и возрасты основных гаплогрупп человечества, но рассчитанные А.А.Клёсовым по самой медленной т.н. «22-маркёрной» панели (Клёсов, 2011). Специфика этой панели состоит в том, что она позволяет, не вдаваясь в детали, рассчитывать возрасты гаплогрупп на очень больших временных интервалах – десятки и сотни тысяч лет. Сопоставление данных о возрастах гаплогрупп, рассчитанных по медленной панели показывает, что периоды образования новых – эволюционных - ветвей на Филогенетическом древе Y-хромосомы напрямую связаны с глобальными климатическими изменениями. При этом образование около 65 тысяч лет назад гаплогруппы «бета» - предковой для всего неафриканского мужского населения планеты – совпадает с максимумом Ранневалдайского оледенения.
Любопытная картина получается при сопоставлении Таблицы 1 с периодами распространения мегафауны в северном полушарии – рис. 6. Это сопоставление сделано на примере распространения на Русской равнине в течение Микулинского межледниковья и Валдайского оледенения трёх видов мамонта. Материал по мамонтам взят из работы Чубура «Мамонты Верхнего Поочья: особенности популяции и связь с палеолитическим человеком».
Если взять хронологию обитания мамонта из этой работы и сопоставить её со шкалой климатических корреляций Таблицы 1, то получится, что древнейший из мамонтов – Mammuthus trogonterii chozaricus Dubrovo обитал на территории Русской равнины в микулинское межледниковье и вымер с наступлением Ранневалдайского оледенения. Следующий вид - ранняя форма продвинутого мамонта Mammuthus primigenius primigenius Blum обитал на территории Русской равнины в Костёнковское межледниковье и вымер с началом Леясциемского оледенения. Третий вид мамонта - Mammuthus primigenius primigenius Blum, поздняя форма, обитал на территории Русской равнины в Молого-Шекснинское межледниковье и вымер с началом Поздневалдайского оледенения.
Отсюда вывод – мегафауна обитала на территории севера Евразии и Северной Америки в периоды межледниковий и каждый раз вымирала с наступление очередной фазы оледенения.








Размещенное изображение

Рис. 5

В Таблице 3 представлены результаты сопоставления климатических событий с археологическим данными, в основном, по Европе (Yurkovets, 2011). Для удобства климатические события, определяемые большим и малым циклом, здесь обозначены цветом. Похолодания отмечены синим фоном, потепления – жёлтым.
Как видно из таблицы, смена археологических культур и колебания уровней морей чётко коррелируют с астрономическими циклами и подчинены им.
Если говорить о большом – прецессионном цикле, то хорошо видно, что археология голоцена и позднего Валдая разительно отличаются друг от друга экологией существования древнего человека. Так, в период оледенения основными культурами Русской равнины и Западной Европы являются культуры мадлена, связные с зандровой экологией. Как пишет Сорокин, зандры с их обилием водных и биологических ресурсов в этот период становятся местом, наиболее оптимальным для жизни и привлекательным для заселения представителями древних культур (Сорокин, 1997).
В Западной и Центральной Европе такими культурами были мадлен и родственные ему гамбургская, федермессер, аренсбургская, кресвельская и свидерская культуры. В Восточной Европе - рессетинская культура. В Сибири и на Дальнем Востоке - мальтинско-афонтовская и дюктайская культуры. В Северной Америке – культура кловис.








Таблица 3. Археологические корреляции


Размещенное изображение

Таблица 3. Археологические корреляции. Продолжение


Размещенное изображение

Замечательно вписался в эту схему наиболее изученный мадлен Франции – собственно мадлен. Все шесть его подразделений идеально совпали с малым циклом внутри Поздневалдайского оледенения. Глобальное потепление восьмого тысячелетия до н.э. означало конец мадлена (в широком смысле – вместе с родственными ему культурами) как экологического феномена - как способа хозяйствования, связанного с зандровой экологией. Последние его культуры - свидерская и кундская (Пулли) в Центральной Европе, бутовская культура в Восточной Европе (Волго-Окское междуречье), кловис в Северной Америке - в это время прекращают своё существование (Юрковец, 2011).
Корреляции археологических культур с малым циклом наблюдается и в современное межледниковье. При этом всякий расцвет зоны умеренного климата, связанный с увлажнениями, служит экологической основой для очередного прыжка человечества вперёд в своём историческом развитии. И эта же зона в периоды потеплений становится зоной экологических кризисов, в разные периоды приводящих к краху очередного этапа развития человечества – «сотворению мира», «катастрофе энеолита», «катастрофе бронзового века», «великому переселению» народов» (Юрковец, 2011). В том числе и наблюдаемому в наши дни началу очередного кризиса, множественные признаки которого оформились в понятие «глобальное потепление». В периоды похолоданий и увлажнений климата всегда наблюдался расцвет цивилизации и рост численности населения Земли. Таковым было прошедшее тысячелетие.


Некоторые палеогеографические реконструкции Понто-Каспия, наложенные на климатические циклы, представлены в Таблице 4.
Сведение этих данных в таблицу несмотря на фрагментарную изученность палеогеографических событий позволяют наглядно реконструировать реакцию как мирового океана, так и внутренних водоёмов на цикличные изменения климата разгного ранга.
Так, хорошо видно, что периодичность колебаний внутренних водоёмов нашей планеты зависит только от малого климатического цикла, обусловленного совпадением перигея Луны с перигелием Земли на линии Солнце-Земля (констелляциями). Диапазон колебаний Каспийского моря, обусловленный этим циклом, составляет более 150 метров (Янина, 2009).
Периодичность колебаний Мирового океана в основном определяет большой прецессионный цикл (26000 лет), диапазон колебаний – свыше 150 метров. Но на него наложен малый климатический цикл, суперпозиция которого с большим циклом образует серию малых террас.
Что касается Чёрного моря, то оно становится внутренним водоёмом в периоды оледенений и частью Мирового океана в периоды межледниковий, что обуславливает несколько более сложный характер колебаний его уровня в разные периоды – рис 6.








Таблица 4. Палеогеографические корреляции

Прикрепленное изображение: Tabl 4.jpg


Таблица 4. Палеогеографические корреляции. Продолжение

Прикрепленное изображение: Tabl 4 cont.jpg


В предложенную модель хорошо вписывается схема разгрузки подпрудных вод Гросвальда.
В период трёх (возможно четырёх) тысячелетних максимумов оледенения (в позднем Валдае это было 16500?, 14500, 12500, 10500 лет назад) происходила разгрузка подпрудных вод по линии: Мансийское подпрудное ледниковое озеро – Тургай – Арал – Узбой - Каспий – Маныч – Чёрное море. Эта система на выходе аккумулировала сток основных рек Сибири – Оби, Енисея и Лены. Продолжительность таких разгрузок составляла около 1000 лет – примерно столько длилась последняя ледниковая трансгрессия Каспийского моря, которая питалась стоком именно этой системы (Гросвальд, 2009; Yurkovets, 2011). Это была сартасская трансгрессия по Матюшину и позднехвалынская трансгрессия по Яниной.





Прикрепленное изображение: Img 6.jpg

Рис. 6

Внутри оледенения, в перерывах между его максимумами, мансийско-каспийский проток прекращал своё существование. Это происходило во времена кратких потеплений, обусловленных малым циклом. Климат северного полушария в эти периоды становился сухим, ледник, вероятно, несколько отступал, уровень внутренних водоёмов падал на многие десятки метров, зандровые равнины теряли источники воды и иссушались. Их материал подвергался ветровой сепарации, частично переносился воздушными потоками в зоны аккумуляции, где из него образовывались лёссовыё толщи.


P.S. Представленный материал позволяет сделать климатический прогноз, как на ближнюю, так и дальнюю перспективу. В ближайшие 500 лет нас ожидает усиление текущего потепления, обусловленное малым циклом. Как сказано выше, это означает разрастание пустынь за счёт степной зоны, остепение лесостепей, сдвиг границы лесной зоны к северу, сокращение климатических поясов. Падение уровня и иссушение внутренних водоёмов. Уровень Каспия, например, упадёт более, чем на 150 метров. Обмеление больших и исчезновение многих малых рек.
Совпадение во времени малого экстремума потепления с большим, обусловленным прецессионным циклом, которое также наступит через 500 лет, усилит надвигающийся экологический кризис. Такое совпадение бывает только раз в 26 тысяч лет. В предыдущее такое совпадение уровень Мирового океана за счёт таяния материковых ледников поднялся на 25 метров (онежская-каргинская-монастырская трансгрессия). Такого же подъёма следует ожидать и в текущее потепление. Ситуация начнёт меняться в сторону увлажнения только через 1500 лет.
В дальней перспективе, управляемой большим циклом, следует ожидать прохождения текущего максимума межледниковья с его окончанием и началом нового оледенения через 9 тысяч лет. Увлажнения (похолодания) и потепления внутри этого периода будут определяться малым циклом".



Список литературы:

Архипов С.А. Хронология геологических событий позднего плейстоцена Западной Сибири // Геология и геофизика. 1997. Т. 38. № 18. С. 1863-1884.
Гросвальд М. Г. Оледенение Русского Севера и Северо-Востока в эпоху последнего великого похолодания / Материалы гляциологических исследований, 2009. Вып. 106. 152 с.
Клёсов А.А. ДНК-генеалогия основных гаплогрупп мужской половины человечества (Часть 2) // Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии. 2011. Т. 4. № 7. С. 1367-1494.
Клёсов А.А., Рожанский И.Л. Архаичная (архантропная в терминах антропологии) линия гаплогруппы А // Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии. 2011. Т. 4. № 7. С. 1495-1502.
Лазуков Г.И., Гвоздовер М.Д., Рогинский Я.Я. Природа и древний человек / Москва, 1981. 224 с.
Матюшин Г.Н. Археологический словарь / Москва, 1996. 304 с.
Симакова А.Н. Развитие растительного покрова Русской равнины и Западной Европы в позднем неоплейстоцене – среднем голоцене (33 - 4.8 тыс. л.н.) (по палинологическим данным) / Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук. Геологический институт РАН. Москва, 2008. 32 с.
Сычёва С.А., Гунова В.С., Симакова А.Н. Два варианта строения позднеплейстоценовой покровной толщи перигляциальной области Русской равнины / Фундаментальные проблемы квартера: итоги изучения и основные направления дальнейших исследований: Материалы V Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. Москва, 7–9 ноября 2007 г. Москва, 2007. С. 404–407.
Чубур А.А. Мамонты Верхнего Поочья: особенности популяции и связь с палеолитическим человеком / Сборник научных трудов: Археологические памятники среднего Поочья. Рязань, 1997. Вып. 6. С. 3-9.
Шнитников А.В. Внутривековая изменчивость компонентов общей увлажненности / Ленинград, 1969. С. 244.
Юрковец В.П. Климатические корреляции // Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии. 2010. Т. 3. № 2. С. 301-325.
Янина Т. А.. Палеогеогафия бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене по результатам малакофаунистического анализа / Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора географических наук. Москва, 2009. 42 с.
Anikovich, M.V., Sinitsyn A. A., Hoffecker John F., Holliday Vance T., Popov V. V., Lisitsyn S. N., Forman Steven L., Levkovskaya G. M., Pospelova G. A., Kuz’mina I. E., Burova N. D., Goldberg Paul, Macphail Richard I., Giaccio Biagio, Praslov, N. D. Early Upper Paleolithic in Eastern Europe and Implications for the Dispersal of Modern Humans // Science. 2007. P. 315:223-225.
http://dna-genealogy.ru. Филогенетическое древо R1a1 на климатической шкале. 2013.
Kennett, James P., Cannariato, Kevin G., Hendy, Ingrid L., and Behl, Richard J. Methane Hydrates in Quaternary Climate Change: The Clathrate Gun Hypothesis / DC: American Geophysical Union. ISBN 0875902960. Washington, 2003. 216 p.
Klyosov Anatole A., Rozhanskii Igor L. Re-Examining the “Out of Africa” Theory and the Origin of Europeoids (Caucasoids) in Light of DNA Genealogy // Advances in Anthropology. 2012. Vol.2, No.2. P. 80-86.
Pettersson, Otto. Climatic variations in historic and prehistoric time / Svenska Hydrogr. Biol. Komm. Skriften, 1914. No. 5, 26 p.
Verhoogen, J., Turner, F.J., Weiss, L.E., Wahrhaftig, C., Fyfe, W.S. 1970. The Earth. An Introduction to Physical Geology / Holt, Rinehart and Winston, Inc. New York – Chicago – San Francisco – Atlanta – Dallas – Montreal – Toronto – London – Sydney, 1970. 748 p.
Yurkovets, V.P. Caspian-Black Sea-Mediterranean climatic, archaeological, and paleogeographic correlations / Abstract Volume INQUA 501 Seventh Plenary Meeting and Field Trip “Caspian-Black Sea-Mediterranean Corridor during last 30 ky: Sea level change and human adaptive strategies”, Odessa I.I.Mechnikov National University. Odessa, 2011. P. 195-201.


0 Комментарии

Copyright © 2017 Академия ДНК-генеалогии. Климатический филиал