Перейти к содержимому

 

Фото

Экспертиза Велесовой Книги


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
18 ответов в теме

#1 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 13 Июнь 2015 - 16:53

exp_of_vlesova_kniga_1.JPG.jpg

 

06.06.15 в Москве в парке Сокольники состоялось давно ожидаемой событие - презентация трёхтомника "Экспертиза Велесовой книги". Авторы: Клёсов А.А., Логинов Д.С., Максименко Г.З., Осипов В.Д., Цыбулькин В.В., Гнатюк В.С. 1300 страниц.

 

К сожалению, пока более подробной информации о событии нет. Заказать по почте или приобрести книгу можно здесь: http://konzeptual.ru...velesovoj-knigi



#2 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 13 Июнь 2015 - 22:17

Выступление Анатолия Алексеевича Клёсова на презентации трёхтомника "Экспертиза Велесовой книги":

 



#3 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 17 Июнь 2015 - 11:46

Пока идёт распространение "Экспертизы Велесовой книги" в научных кругах и в среде популяризаторов, предметное её обсуждение, к сожалению, невозможно. Однако предварительную "артиллерийскую подготовку по штабам" уже можно начинать.

 

Цитата из выступления А.А.Клёсова, видео которого выложено выше:

 

"Некоторые комментарии [к Влесовой книге, В.Ю.] просто возмутительны. Например, академик от филологии Зализняк написал, что русским древняя история не нужна. И более того - вредна. Потому что она порождает ксенофобию, превосходство над другими народами и национализм. Испанцам древняя история нужна, немцам - германцам или евреям нужна, а русским древняя история не нужна! Она вредна! Большего проявления русофобии просто невозможно видеть! И это пишет академик - главный критик Велесовой книги."

(начало 12-й минуты)

 

Справка:

 

zalizniak.jpg

 

Зализняк, Андрей Анатольевич. Ведущий научный сотрудник, действительный член (академик) Российской академии наук по Секции литературы и языка Отделения истории и филологии, доктор  филологических наук (1965, при защите кандидатской диссертации). Место работы: Институт славяноведения РАН.

 

Больше всего в этой истории, связанной с критикой академиком Зализняком Влесовой книги, поражает его духовная близость с современными бандеровцами, захватившими власть на Украине в результате путча, и развязавшими гражданскую войну на Юго-Востоке. Они тоже считают, что русским не нужны ни свои школы, ни своя история, ни свой язык.

 

У меня в этой связи возникает вопрос к руководству Института славяноведения РАН - как получилось, что целым направлением в русской лингвистике руководит духовный предтеча современных бандеровцев, показавших (впервые после победы над Гитлером) на практике, к чему приводит этнофобия, если её начать активно внедрять в головы подконтрольного населения?

 

Русофобское высказывание академика Российской академии наук должно быть осуждено в той же мере, как и рассуждения Гитлера о цыганах, евреях и славянах. Русофобия в современном мире является таким же позорным явлением, как и антисемитизм!



#4 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 17 Июнь 2015 - 14:03

http://smotri.com/vi...id=v2873666b2a2



#5 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 18 Июнь 2015 - 12:49

Кроме "идейной" русофобии, деятельность академика РАН Зализняка имеет и отчётливо антирусский теоретический аспект, столь же научный, как и его критика Велесовой книги.

 

Так, им утверждается, что "... двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков тому назад язык наших предков был до неузнаваемости непохож на современный русский. Например, он пишет, что "... сравнительное историческое языкознание позволяет с достаточной надежностью утверждать, что двадцать пять веков назад в языке, на котором говорили предки современных русских, нынешнее целый выглядело как [koilos jos], а нынешнее в начале — как [un nōkindloi]".

(как догадались?)

 

И это при том, что праславянский язык, на который Кириллом и Мефодием сделан перевод Священного писания, нам понятен доныне. А ведь праславяне на нём разговаривали и пятнадцать, и двадцать пять, и даже 35-45 веков назад. И мы до сих пор можем понять даже этот - праиндоевропейский - язык. Об этом статья ниже.

 

 

 

 

О статье Божидара Митровича «УДК – СПОСОБ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН ДО VI ВЕКА»

В.Юрковец

valery.yurkovets@gmail.com

 

Статья Божидара Митровича, опубликованная в 1 номере Вестника Академии ДНК-генеалогии за 2013 год, посвящена терминологическим, классификационным и, шире, культурологическим проблемам, возникающим при любых попытках изучении истории славян до 6 века нашей эры. Статья в значительной мере носит публицистический характер. В ней большое место занимают мысли автора о мировоззрении предков славян, древние корни которых, как показывают исследования сербских учёных, найдены в культурах Лепенского Вира и Винча. Много внимания уделяется открытию древнейшей письменности этих культур, которая существовали в Европе задолго до минойской (которая традиционно считалась первой письменностью Европы), протошумерской и протокитайской систем письма.

Публицистический, в целом, характер статьи не предполагает строго научных доказательств её положений. Тем не менее, основная мысль автора об искусственном характере ограничений, накладываемых на исследование древнейшей истории славян, является, на мой взгляд, принципиально верной.

 

Одним из культурологических аспектов, препятствующих, по выражению Б.Митровича, проведению «ненужных исследований» и появлению «недопустимых научных открытий», является ставший уже академическим стереотип, заключающийся в том, что славян раньше 6 века нашей эры «просто не существовало». По этой причине ни сами славяне как таковые, ни их предки ранее этой общепринятой в науке даты вообще не могут являться объектом каких бы то ни было научных исследований. Это находит отражение, в том числе, и в классификациях. В качестве примера автор приводит УДК классификатор 1995 года, в котором «славяне» как этнос указаны с пометкой «с VI века».

 

Наглядную иллюстрацию столь незавидного положения славян в исторической науке можно найти и в России. Например, в журнале «Наука и жизнь» за 2009 год (№1 и №2), опубликована статья авторитетного учёного в области типологии и сравнительного языкознания Главного научного сотрудника Института славяноведения РАН академика А.А.Зализняка. Статья называется «О профессиональной и любительской лингвистике» (Зализняк, 2009). Она так же, как и статья Б.Митровича, носит преимущественно публицистический характер, поэтому их уместно сопоставить друг с другом.

Статья Зализняка направлена, в основном,  на критику т.н. «любительской лингвистики», т.е. попыток «непрофессионалов» расшифровать древние тексты. Но в ней повсеместно разбросаны именно такие «академически предвзятые» утверждения о славянах, по умолчанию принимаемые академиком Российской Академии наук как истина, не требующая доказательств. К их числу относятся, цитирую:

 

1. «Праславянский язык письменности не имел, то есть письменных текстов на нём нет».

2. «…двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков назад язык наших предков до неузнаваемости был не похож на современный русский».

3. «… две тысячи лет назад биологические предки русских были у них общими с другими современными народами».

 

Рассмотрим каждое из них в отдельности.

Сначала о праславянском языке, который якобы письменности не имел. Но прежде чем начать рассмотрение, необходимо дать определение - что следует называть праславянским языком. Согласно определению известного лингвиста Николая Сергеевича Трубецкого, любой праязык существует как единое целое до тех пор, пока все его диалекты «…развиваются параллельно и претерпевают более или менее одновременно одни и те же изменения». С момента, «…когда изменения, общие всем диалектам данного языка, вообще перестают возникать, а возникают лишь изменения, свойственные отдельным диалектам или группам таких диалектов; с этого момента данный язык можно считать уже распавшимся». Из данного определения следует, «…что за момент этого распадения можно принять момент последнего изменения, общего всем диалектам данного языка». Здесь и далее цитаты взяты из работы Трубецкого «Общеславянский элемент в русской культуре» (Трубецкой, 1990).

 

Ещё цитата:

«По отношению к праславянскому языку таким последним изменением, свойственным всем диалектам этого языка, является так называемое падение слабых еров. Дело в том, что в праславянском языке существовали особые очень краткие гласные «ъ» и «ь» (из которых ъ было гласной, по качеству средней между «у» и «о», а «ъ» - гласной, средней между «и» и «е»). Эти гласные в одних положениях (например, в конце слова или перед слогом, заключающим в себе другие, нормально сильные гласные) были слабы, т.е. звучали особенно кратко, а в других положениях (например, перед сочетанием «р или л + согласная», далее, перед слогом, заключающим в себе слабое «ъ» или «ь») были сильны, т.е. имели приблизительно такую же длительность, как всякие другие нормально краткие гласные. Последним общим всем диалектам праславянского языка звуковым изменением было полное исчезновение в произношении слабых «ъ» и «ь». Явление это охватило все праславянские диалекты, но произошло в одних диалектах раньше, в других позже. По-видимому, все это изменение шло с юга. У южных славян слабые «ъ», «ь» исчезли очень рано, во всяком случае, уже в XI в. (местами, может быть, даже в X в.), а от южных славян исчезновение слабых «ъ», «ь» передалось другим славянам, причем наиболее отдаленных частей славянской территории (например, русского Севера) это явление достигло только к ХШ веку» (выделено мной, В.Ю.).

 

Итак, мы, вслед за Трубецким, делаем вывод, что праславянский язык как единое целое просуществовал минимум до XI века. До этого времени все его территориальные разновидности не выходили за рамки диалектов и были взаимопонимаемы. Следовательно, перевод Кириллом и Мефодием (IX век) Священного писания с греческого на первый литературный язык славян - староцерковнославянский был сделан за два столетия до распада праславянского языка. Именно потому, что отдельных славянских языков в это время еще не было, а были лишь отдельные диалекты единого праславянского языка, он смог быстро распространиться среди всех славян, обращённых в христианство. К примеру, «…перевод богослужебных книг и Св.Писания был предпринят св. Кириллом … для просвещения славян моравских, говоривших на диалекте прачехословацкой группы», которые «…восприняли этот язык не как иностранный, а как свой родной» (выделено мной, В.Ю.).

 

Данную концепцию разделял и выдающийся русский лингвист прошлого столетия Николай Николаевич Дурново. К слову, некоторая часть научного наследия Дурново (ряд описательных решений по составу русских падежей, трактовке категорий рода и числа в русском языке, слов pluralia tantum и др.) были использованы в работах Зализняка при создании современных моделей русской морфологии.

 

Таким образом, письменных текстов на праславянском языке сохранилось великое множество, как в глаголических (глаголица - азбука, изобретённая Кириллом и Мефодием), так и в кириллических памятниках.

 

Поэтому - переходим ко второму пункту - пятнадцать веков назад язык наших предков был ещё в значительной мере похож на современный русский язык. И в первую очередь именно на современный русский язык, а не другие современные славянские языки, староцерковнославянская традиция у которых была, в силу разных причин, прервана. Почему так получилось, мы узнаём всё у того же Трубецкого. Дело в том, что староцерковнославянский язык через его «новую» древнеболгарско-церковнославянскую редакцию, а от неё - через старорусскую церковнославянскую ветвь вошёл в современный русский в качестве языка высокого стиля  - злато, дева, очи, зеница, ладья, перст, уста, чело и т.д. А также в качестве языка научной терминологии - млекопитающие, пресмыкающиеся, брюхоногие, первозвери, млечный путь, и т.д. В этом смысле русский литературный язык, как отмечает Трубецкой, «… в конечном счёте, является прямым преемником староцерковнославянского языка, созданного св. славянскими первоучителями в качестве общего литературного языка для всех славянских племен эпохи конца праславянского единства» (выделено мной, В.Ю.).

А между ними и есть примерно те самые 15 веков, которые, по Зализняку, якобы делают язык-предок «непохожим до неузнаваемости» для потомков. Ничего, узнаём. И не только узнаём, а и хорошо понимаем.

 

Здесь ещё нужно добавить, что в XIV веке, после турецкого завоевания южных славян, литературный русский впитал в себя мощную струю среднеболгарской и сербской церковнославянских традиций вместе с мигрировавшими в Россию «… представителями южнославянской образованности», где они «…встретили радушный прием и сейчас же были использованы как литературные силы» (Трубецкой, 1990). А ещё позднее - в XVII веке после освобождения западных областей, попавших под временное польское владычество, вместе с западнорусским (литовско-русским) литературно-светским языком в современный русский влилось большое количество полонизмов, среди которых оказалось много ополяченных форм «… соответствующих чешских слов, которые, в свою очередь, являются искусственными кальками немецких слов» (Трубецкой, 1990).

 

В конечном итоге, в русском языке оказались сосредоточены огромные языковые богатства всего славянского мира.

Закончить рассмотрение «второго пункта» будет уместно также цитатой из работы Трубецкого: «Таким образом, русский литературный язык в отношении использования преемства древней литературно-языковой традиции стоит, по-видимому, действительно особняком среди литературных языков земного шара» (Трубецкой, 1990).

 

Но это ещё не всё. В процитированных выше трёх утверждениях Зализняка есть удивительная логика, увязывающая открытия последних лет в области ДНК-генеалогии с данными лингвистики, а также с преемственностью современного населения центральной России с (перефразируя Зализняка) «современными народами, биологические предки которых были общими с предками русских». Эта связь заключается в том, что язык наших общих биологических предков-ариев с современными их потомками в Индии и России не утратил «узнаваемости» и через более чем сорок веков, прошедших с момента их территориального разделения в результате вынужденных миграций.

 

Почему именно ариев?

 

Как в настоящее время стало известно, доминирующая часть славян имеет гаплогруппу R1a1, которая образовалась в южной Сибири 15-20 тысяч лет назад и затем, в ходе миграций по маршруту Алтай – Тибет – Индостан – Иранское плато – Анатолия – Балканы, 8-10 тысяч лет назад достигла Европы. Судя по совпадению маршрута миграций с локализацией и хронологией «индоевропейских прародин» (анатолийская, курганная, армянская гипотезы), будущие арии R1a1 прибыли с территории нынешней Анатолии в Европу уже являясь носителями некоего протоиндоевропейского языка – предшественника праиндоевропейского (анатолийская гипотеза). Примерно 4,5 тысячи лет назад, в ходе обратных миграции на восток северным путём, арии заселили Русскую равнину, где позже (4,5 – 4,2 тысячи лет назад) разделились на четыре ветви. Одна из ветвей осталась на Русской равнине, она и стала ядром будущего славянского суперэтноса. У русских доля R1a1 составляет более 60% мужского населения. У украинцев, поляков и белорусов доля R1a1 достигает 50%. Часть представителей этой ветви затем (в 1-м тысячелетии до н.э. и первой половины 1-го тысячелетия н. э.) мигрировала обратно на запад, приняв во многом определяющее участие в этногенезе, культурном и государственном становлении западноевропейцев (достаточно сказать, что подавляющее большинство Западной Европы говорит в настоящее время на индоевропейских языках). Три других ветви мигрировали на юг, юго-восток и восток, став, соответственно, митаннийскими ариями, авестийскими ариями и индо-ариями. От будущих индо-ариев в ходе их миграции через Южный Урал отделилась ветвь, которая продвинулась в Зауралье, в Алтайский регион, на юг Сибири, в Монголию и далее до Северного Китая, внеся заметный вклад арийской лексики в древнекитайский язык (Klyosov and Rozhanskii, 2012).

 

Далее. Праславянский литературный язык и санскрит (классический древнеиндийский литературный язык ариев) относятся к индоевропейской семье языков, следовательно, у этих языков когда-то был общий праиндоевропейский предок. Данные ДНК-генеалогии указывают не только когда этот язык-предок существовал, но и где это было – на Русской равнине не позднее 4,5 – 4,2 тысячи лет назад. Возможно, ещё какое-то время после территориального разделения связь между будущим праславянским и будущим санскритом продолжала существовать, поскольку данные лексикостатистики (Старостин, 1989) относят их общего предка на 3,5 тысячи лет назад.

Но в данном случае речь о другом: насколько санскрит и праславянский, которые были письменно зафиксированы примерно в одно и то же время (на рубеже новой эры), похожи и взаимоузнаваемы. Некоторые сравнения в морфологии, лексике, грамматике этих языков уже сделаны в работах учёных. Первый, кто обратил внимание на удивительное сходство санскрита и русского был индийский санскритолог Дурга Прасад Шастри: «Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит». И не потому, что некоторые слова в обоих этих языках похожи, как и в случае со многими языками, принадлежащими к одной семье. Например, общие слова могут быть найдены в латыни, немецком, санскрите, персидском и русском языках, относящихся к индоевропейской группе языков. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис. Добавим ещё большую схожесть правил грамматики — это вызывает глубокое любопытство у всех, кто знаком с языкознанием» (Гусева, 1998).

 

Доклад, из которого приведена цитата, Шастри сделал на конференции Общества индийской и советской культуры в 1964 году. Далее он привёл удивительные примеры:

«Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали «dwesti tridtsat chetire». В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период где-то 2000 лет назад. На санкрите 234 будет «dwishata tridasha chatwari». Возможно ли где-нибудь большее сходство? Вряд ли найдется ещё два различных языка, сохранивших древнее наследие — столь близкое произношение — до наших дней.

Вот другое русское выражение: «Тоt vash dom, etot nash dom». На санскрите: «Tat vas dham, etat nas dham». «Tot» или «tat» — это указательное местоимение единственного числа в обоих языках и указывает на объект со стороны. Санскритское «dham» — это русское «dom» возможно, в силу того, что в русском отсутствует придыхательное «h».

Молодые языки индоевропейской группы, такие, как английский, французский, немецкий и даже хинди, напрямую восходящий к санскриту, должны применять глагол «is», без чего приведённое выше предложение не может существовать ни в одном из этих языков. Только русский и санскрит обходятся без глагола-связки «is», оставаясь при этом совершенно верными и грамматически и идиоматически» (Гусева, 1998).

 

Дальнейшее развитие тема «праславянско-санскритского» единства получила в работах Натальи Романовны Гусевой, которая составила «Краткую сводку русско-санскритских схождений» (Гусева, 1998). Ниже приведены лишь некоторые примеры таких схождений. Первое слово здесь – русский язык; второе санскрит - транскрипция русскими буквами; третье – запись санскритского слова латиницей. При чтении нужно иметь ввиду, что в русском и санскрите «с» и «ш» могут взаимно заменяться. В латинском транскрибировании два санскритских звука «ш» могут быть переданы двумя начертаниями: — «s» и «sh». Буква «j» в Индии произносится трояко — как «дж», «ж» и «з». Звучание «е» приближается к «э». Русской буквой «х» обозначается звук «h»; в изолированном положении он произносится как украинский «г», так же и в придыхательных звонких согласных, а в придыхательных глухих — как «х». В положении первого знака слова он соответствует русскому «з». Звуки «л» и «р» взаимно заменяемы.

Итак, примеры:

баловство, ребячество – балатва (детство) – balatva

будить, пробуждаться – будх – budh

буран – бхурана – bhurana

вал – вал – val

вас – вас – vas

ведать – вид, вед, веда – vid, ved, veda

веденье (знание) – ведана – vedana

вода – удан, вар, пива – udan, var, piva

волна, волнение – валана – valana

грива, загривок – грива – griva

дань, дар – дана – dana

два, две, двое – два, дви, двая – dva, dvi, dvaya

дверь – двар – dvar

деверь – дэврь – devri

дева – дэви – devi

десница, правый – дакшина – dakshina

дивный – дивья – divya

дом – дам – dam

драть, рвать – дрь – dri

деревянный, дровяной – дравья – dravya

другой – друха – druha

дурной, плохой – дур – dur

дым – дхума – dhuma

дырка – дрька – drika

есмь (1-е л. ед. ч.) – асми – asmi

жена – джани – jani

живой – джива – jiva

жизнь (живот) – дживатва – jivatva

земля – хема – hema

зима – хима – hima

ил – ила (почва) – ila

истреблять, убивать – труп – trup

итак – итас – itas

как, какой, кто – ка – ka

когда – када – kada

который – катара – katara

кратный – крату – kratu

кровь – кравис – kravis

кровавый – кравья – kravya

кулак – кулака (пять вместе) – kulaka

курчавый – курча (завиток) – kurca

ладить, играть – лад – lad

ласкать, обнимать – лас – las

легкий – лагху – laghu

лепить, налепить – лип – lip

лепка – лепа – lepa

липкий – липтака – liptaka

лишь (немного) – лиш, леша – lis, lesa

любить – лубх – lubh

матерь, мать, мама – матрь, мата, ма – matri, mata, ma

мед – мадху – madhu

мереть, умирать – мрь – mri

мертвый – мрьта – mrita

млеть – млаи – mlai

мышка – мушика – mushika

мясо – мас, мамса – mas, mamsa

нагой – нагна – nagna

небо – набха – nabha

небеса – набхаса – nabhasa

нет – нэд – ned

ни – ни – ni

низина – нихина – nihina

нить – нитья – nitya

новый – нава – nava

нас, наш – нас – nas

нос – наса – nasa

ну – ну – nu

нудить – нуд – nud

оба – убха – ubha

огонь – агни – agni

отделить – уддал – uddal

открыть – уткрь – utkri

открытый, вскрытый – уткрьта – utkrita

падать – пад – pad

пал (горение) – палита – palita

пена – пхена – phena

первый (изначальный) – пурва – purva

передать – парада – parada

перевернуть – параврит – paravrit

печь – пач – рас

печение – пачана – pacana

писать – пиш – pis

плаванье – плавана – plavana

праматерь – праматрь – pramatri

приятный, милый – прия – priya

пробудить(ся) – прабудх – prabudh

прознать – праджна – prajna

простираться – прастрь, стрь – prastri, stri

простор – прастара – prastara

протопить, прогреть – пратап – pratap

против – прати – prati

путь – патха – patha

путник – патхика – pathika

развеивать, вихрить – вихрь – vihrii

рана – врана – vrana

раненый – вранин – vranin

реветь – рав – rav

рушить – руш – rush

рыдать – руд – rud

с, со – са – sa

садить, сидеть – сад – sad

сам, самый – сама – sama

свара (крик, шум) – свара – svara

свет, белизна – швит – svit

светлый, белый – швета – sveta

свой – сва – sva

свойство – сватва – svatva

свояк – свака – svaka

смеяться – сми – smi

сноха – снуша – snusha

спрыснуть – спрьш – spris

стан, стоянка – стхана – sthana

стократный – шатакрату – satakratu

сушка – шушка – sushka

сын – суну, суна – sunu, suna

та, эта – та – ta

тата, тятя – тата – tata

такой – така – taka

таскать, (у)таскивать – тас – tas

таскун, вор – таскара – taskara

те, тебе – тэ – te

тот – тад, тат – tad, tat

тот самый – татсама – tatsama

творить – твар – tvar

тереть – трут – trut

тогда – тада – tada

трава – трьна – trina

три, третий – три, трита – tri, trita

трижды – трис – tris

трое – траяс – trayas

тройка – трика – trika

трястись, дрожать – трас – tras

ты – тва – tva

тьма – тама – tama

удирать, удрать – дра – dra

умирать – мрьт – mrit

учитывать, считать – чит – cit

уста (губа) – остха – ostha

ходить – ход – hod

холодить, освежать – хлад – hlad

холодок, свежесть – хладака – hladaka

чара, чарующий – чару – caru

чашка – чашака – cashaka

четверо – чатвара – catvara

четыре – чатур – catur

чудак, глупец – чуда – cuda

шибко – шибхам – sibham

шурин – швашурья – svasurya

эва – эва – eva

эка, экий – эка – eka

это, этот – этад, этат – etad, etat

юный – юван – yuyan

юшка, похлебка – юша – yusha

явь, – явление – ява (явление-луны) – yava

явиться, стать – я – ya

 

Как видно из этой небольшой части списка, поразительные совпадения в звучании и написании русских и санскритских слов наблюдаются, прежде всего, в древнейших частях речи: местоимениях, терминах родства, числительных, а также существительных и глаголах, составляющих наиболее устойчивую основу языка и менее всего подверженных изменениям и заимствованию. Некоторые слова обозначают понятия, существующие только в санскрите и русском (например, праматерь, деверь), в других языках их нет. Таким образом, в санскрите и русском больше всего совпадений встречается в самых древних слоях лексики. Это означает, что разошлись они от одного корня – общего праиндоевропейского языка. Если принять во внимание датировки по данным ДНК-генеалогии и лексикостатистики, произошло это 4,5 – 3.5 тысячи лет назад. С этого же времени, по определению, следует вести отсчёт как праславянского языка, так и «прасанскрита» (древнеиндийского).

 

Резюмируя вышесказанное, делаем выводы прямо противоположные положениям, озвученным Зализняком в своей статье:

 

1. Письменных текстов на праславянском языке существует великое множество.

2. Язык наших предков вполне узнаваем не только по прошествии 15 веков, но и по прошествии, как минимум, 35 веков.

3. И две тысячи, и четыре с половиной тысячи лет назад биологические предки современных русских являются - в главной своей части - общими не всем современным народам, а только тем своим потомкам, которые являются современными ветвями древних ариев.

 

Последнее обстоятельство, очевидно, и является причиной столь медленных изменений, наблюдаемых в русском языке (во всех его исторических состояниях) с древнейших праиндоевропейских времён и до сегодняшнего дня. Причину же быстрой эволюции романских и германских языков, которые Зализняк приводит как пример изменений «до неузнаваемости» всего за 10 веков, следует искать в конвергентном генезисе этих молодых ветвей индоевропейской семьи. Они образовались в результате синтеза, соответственно, латыни и праславянского с другими неиндоевропейскими языками Европы в ареале языковых контактов. Это означает, что брать скорость их изменений за эталон при сравнении изменений в русском языке не корректно, потому что русский, как древнеиндийский и латынь, является продуктом эволюционного саморазвития (дивергентного развития) из праиндоевропейского языка через стадию праславянского.

 

Таково же, очевидно, и положение древнеиндийского языка в ареале своего влияния. До своего исчезновения с исторической арены он, также как и латынь (и примерно в то же самое время), дал континуум конвергентных по происхождению диалектов хинди, для которых, также как для романских и германских языков, характерен преимущественно аналитический строй языка, сохранивший остатки синтетизма, присущего древнеиндийскому языку.

Таковы самые общие контуры развития русского языка из праиндоевропейского до современного своего состояния, со всей очевидностью прослеживаемые на глубину как минимум 4500 лет назад. За это время биологические предки большей части русского этноса успели в ходе миграций «пробежать» территорию от современного Китая до современной Англии. И везде должны были оставить эпиграфические памятники (письменные следы) своего пребывания.

 

Из чего следует, что праславянская письменность существовала уже 4, 5 тысячи лет назад?

 

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, вернёмся во время появления будущих ариев в Европе, которые, как сказано выше, 8-10 тысяч лет назад прибыли сюда из Анатолии. Именно в это время - 9 тысяч лет назад (VII тысячелетие до н.э.) археологи фиксируют появление на Балканах со стороны Анатолии первой волны переселенцев Балканского неолита. Балканская группа Балканского неолита охватывала территорию Румынии, Болгарии, Македонии и Греции. Центрально-балканская группа занимала Сербию и южную Паннонию вплоть до Баната. В её состав входили Старчево-кришская культура, культуры Винча, Димини. Время их появления и маршрут миграций совпадают с данными ДНК генеалогии о времени и маршруте миграций R1a а Европу, о которых написано выше. Прибывшие переселенцы относились к древнесредиземноморской расе, для которой характерно грацильное телосложение, что резко выделяло их на фоне местных представителей мезолитической культуры Лепенского Вира – высокорослых и массивных кроманьонцев (Титов, 1988).

 

 

Bozhidar_reply.JPG.jpg

                                

Рис.1 Письмо культур Лепенского Вира и Винча

а – надпись на сферическом камне, Лепенский Вир; б – «табличка из Диспилио», Винча

 

О характере контактов между ними можно предполагать, но известно, что со временем население Лепенского Вира стало приобретать грацильные черты, а культура Винча через несколько столетий после своего появления на Балканах обзавелась собственной письменностью (Рис.1), репертуар знаков в котором наследует письмо Лепенского Вира (Хаарман, 2005).

Расцвет культуры Лепенского Вира пришёлся на 7 тысячелетие до н.э. Его письменная традиция, наиболее иллюстративно представленная на сферическом камне (Рис.1), уходит своими корнями в палеолит (Хаарман, 2005). Через несколько сот лет на её месте появляется письменность Винча. Несмотря на то, что вопрос их преемственности в настоящее время является дискуссионным, нельзя отрицать, что письменность Винча появилась спустя некоторое время после начала контактов с местным мезолитическим населением, т.е. не позднее 6 тысячелетия до н.э. (Хаарман, 2005).

 

Эти две даты – появление балканского неолита и, чуть позднее, письменности Винча - удивительно точно совпадает с результатом глоттохронологического исследования, проведённого новозеландскими эволюционными биологами Аткинсоном и Греем, и опубликованного в 2003 году в журнале Nature. Аткинсон и Грей выполнили формальный статистический анализ родственных слов 87 живых и мёртвых индоевропейских языков. Результаты исследования уверенно показали возраст праиндоевропейского языка в интервале от 7 800 до 9 800 лет с медианой распределения 8 700 лет (Gray and Atkinson, 2003). Это как раз и есть 7 тысячелетие до н.э., когда R1a уже были в Европе.

Позднее балканский неолит породил дунайские неолитические культуры и трипольскую культуру энеолита. Таким образом, к началу нашествия с запада носителей R1b 4800-4500 лет назад носители гаплогруппы R1a обитали в Европе на протяжении нескольких тысячелетий. Их язык, как это следует из сказанного выше, уже примерно к середине 7 тысячелетия до н.э. был праиндоевропейским, а к 6 тысячелетию до н.э. (культура Винча) ещё и письменным. Распространение праиндоевропейского языка на другие европейские гаплогруппы того времени - Е, F, G, I, J, K - остается неизвеcтным. Как, собственно, и сам вопрос происхождения праиндоевропейского языка – возник ли он в среде только носителей гаплогруппы R1a или в его создании принимали участие представители местного населения Лепенского Вира, гаплогруппы которого пока неизвестны. В пользу синтеза свидетельствуют дата образования праиндоевропейского языка, совпадающая с началом контактов неолитических пришельцев из Анатолии с местным мезолитом, а также очевидная преемственность Винча письменной традиции Лепенского Вира.

 

Дальнейший путь носителей R1a и праиндоевропейского языка известен. Под давлением R1b (Klyosov and Rozhanskii, 2012) они были вынуждены 4500 лет назад сместиться на территорию Русской равнины. Климатическую причину миграции R1a следует исключить, т.к. именно на этот период приходится 3-е увлажнение голоцена и расцвет зоны умеренного климата - как в Западной, так и Центральной и Восточной Европе (Юрковец, 2012). У представителей R1a не было никакого резона покидать обжитую территорию в период её максимального расцвета.

 

Дальнейшие миграции R1a описаны выше. Важным для нашей темы аспектом этих миграций является то, что одна из ветвей R1a осталась 4500 лет назад на Русской равнине, будучи уже в те времена носительницей многотысячелетней письменной традиции. Через полторы тысячи лет представители этой ветви вернулись в Европу на волне очередного климатического оптимума – 4-го увлажнения голоцена (Юрковец, 2012). Ветвь эта к тому времени уже была праславянской по языку, следовательно, письменные памятники праславян должны остаться на территориях, по которым протекали пути её миграций. По данным ДНК-генеалогии датировки письменных памятников праславянского периода могут опускаться до 4,5 тысяч лет назад. До этой даты их следует назвать праиндоевропейскими.

 

Литература:

 

1. Гусева Н.Р., 1998. Русские сквозь тысячелетия. М.: «Белые альвы».

2. Зализняк А.А., 2009. О профессиональной и любительской лингвистике//Наука и жизнь, №1. — часть 1.

3. Зализняк А.А., 2009. О профессиональной и любительской лингвистике//Наука и жизнь, №2. — часть 2.

4. Митрович Б.Т., 2013. УДК – способ предотвращения исследований истории славян до VI века//Вестник Академии  ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 6(1):86-138.

5. Старостин С.А., 1989. Сравнительно-историческое языкознание и лексикостатистика. //Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока. Часть 1.

6. Титов В. С., 1988. Палеолит и мезолит //История Европы в 8 т. том 1. Древняя Европа. М.

7. Трубецкой Н. С., 1990. Общеславянский элемент в русской культуре//Вопросы языкознания. - М.: № 2. 122-139.

8. Юрковец В.П., 2012. Влияние орбитальных параметров Земли и Луны на климат и миграции человека// Вестник Академии  ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 5(9):1058-1075.

9. Haarmann Harald, 2005. The challenge of the abstract mind: symbols, signs and notational system in European prehistory // Documenta Praehistorica XXXII, Beograd. 221 – 232

10. Klyosov,  A.,  Rozhanskii,  I.,  2012.  Haplogroup  R1a  as  the  Proto  Indo-Europeans and the Legendary Aryans as Witnessed by the DNA of Their Current Descendants. Advances in Anthropology. T. 2. 1-13.

11. Russell D. Gray and Quentin D. Atkinson, 2003. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin. Nature 426. 435 - 439.



#6 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 19 Июнь 2015 - 13:10

Ниже представлено предисловие А. А. Клёсова  "Экспертизы Велесовой книги", опубликованное во втором номере Вестника (Вестник, т. 8, № 2), который выйдет на днях.

 


Анатолий А. Клёсов

Предисловие

Мы представляем экспертизу «Велесовой книги» , ,  (далее – ВК), состоящую из четырех частей.

Часть первая представляет свод «первоисточников», то есть исходных текстов ВК, в том виде, как они представлены первыми переписчиками и переводчиками. Это – результат работы Ю.П. Миролюбова, А.А. Куренкова, а также свод, подготовленный О.В. Твороговым. Эти тексты и переводы нужны в первую очередь для объективного рассмотрения вопроса. Данная часть призвана ответить на следующие конкретные вопросы:

1 - Сколько исходных дощечек ВК есть в доступе. Сразу сообщим – ни одной. Комментировать это уже бессмысленно – в гестапо они ушли, или в печку, или их никогда не было. Тот, кто ехидно задает вопросы – «а где дощечки-то», не понимает, что оригиналов нет ни у одной летописи, ни у Библии, ни у «Слова о полку Игореве», ни у многих других важных исторических и литературных источников. «Никто и никогда в этой эре не видел подлинных рукописей Геродота, Эсхила, Софокла, однако это не мешает нам ставить их пьесы, читать историю и т.д.» . Поэтому этот вопрос далее не обсуждается. Обсуждается, насколько известное (переписанное, транслитерованное, реконструированное) содержание ВК адекватно ее исторической значимости, если таковая есть.

2. Cколько есть фотографий или прорисовок, и какие именно. Мы в первой части Экспертизы воспроизводим, что есть в доступе.

3. Сколько есть перерисовок, то есть рукописных вольных копий с предполагаемого оригинала (в отличие от прорисовок) и какие именно. Мы здесь воспроизводим, что есть в доступе.

4. Сколько есть машинописных "копий" с предполагаемого оригинала, то есть уже фактически интерпретаций Миролюбовым, Куром, или кем другим того времени, когда ВК была обнародована, и свод этих данных, подготовленный и опубликованный О.В. Твороговым.

5. Сколько единиц ВК и в каком виде анализировала Л.П. Жуковская (в журнале Вопросы языкознания, 1960, № 2)?

6. С чем работали А.А. Куренков, Н.Ф. Скрипник, С. Лесной, Г. Карпунин, А.И. Асов, Соловьев, Ляшевский, Б.А. Ребиндер, Г.З. Максименко, Д.М. Дудко, Ю. и В. Гнатюк, и другие переводчики ВК? Поднимали ли они вопрос о наличии исходных материалов?

7. C чем работал А.А. Зализняк в свой критике ВК? В последующей части будет показано, что А. Зализняк основывал свою критику ВК на авторском переводе А.
Асова, что в науке, конечно, недопустимо . Это все равно, что анализировать староанглийский язык Шекспира на основе переводов С.Я. Маршака. Здесь мы упоминаем именно А. Зализняка, потому что его известная  и издевательская критика ВК широко известна . В частности, он исходил из утверждений О.Творогова, что «текст обладает свойством, что точный перевод вообще невозможен». Это, разумеется, школярское представление, потому что при переводах на другие языки, а особенно с древних языков, «точный перевод» возможен только с крайне схематичных текстов. Любой, взяв, скажем, Библию в переводе на русский и английский языки, найдет массу мелких несоответствий, которые в большинстве случаев не имеют никакого значения. Для иллюстрации этого положения во второй части Экспертизы приведены множественные переводы (разными переводчиками) 119 фрагментов ВК, из которых легко убедиться, что при наличии вариантов несоответствий общий смысл изложения сохраняется.      

8. Имеет ли расхождения представленный "машинописный текст" против
прориси, и, соответственно, можно ли по нему работать или нельзя. Если нельзя, то по каким причинам он не подходит для работы.

В завершении части I особенно важно согласование положений между оппонентами. Если оппоненты не согласны по поводу того, что есть в наличии в отношении текстов ВК, то дальнейший анализ без достижения согласования представляется бессмысленным. Поэтому в данной части представлены мнения оппонентов в отношении полноты и адекватности изложения ВК по доступным источникам.

Часть вторая представляет извлечения фраз и прочих фрагментов из доступных, «исходных» текстов ВК, а именно те, которые будут далее подвергнуты историческому  анализу, и в первую очередь анализу с позиций ДНК-генеалогии (в последней части данной Экспертизы). При этом будут выписываться все варианты переводов и сопоставляться между собой, с выбором наиболее обоснованного варианта. Фрагментарный исторический анализ отдельных положений ВК, зачастую подобранных тенденциозно, и часто позаимствованных из вольных авторских переводов, местами разбросан в литературе, обычно в сетевой, и не способствовал объективному рассмотрению доступных источников ВК. ДНК-генеалогический анализ доступных текстов ВК представляет особый интерес, поскольку в последние годы ДНК-генеалогия открыла многие страницы отечественной и мировой истории, ранее неизвестные. Важно приложить новое знание к анализу ВК на данном этапе понимания истории народов Русской равнины и прилегающих регионов, в первую очередь славянских народов и их предков.

Часть третья излагает то, насколько близки к тексту были переводы и интерпретации извлечений, представленных в Части второй – переводы известных переводчиков, интерпретаторов, критиков, и насколько имеется согласование между ними и с известными текстами ВК. Вольные, авторские переводы здесь анализироваться не будут, их вольность будет только продемонстрирована. Здесь надо понимать, что переводчики имеют полное право на авторские переводы и их доведение до читателя всеми дозволенными средствами. Их переводы могут вдохновлять читателей и пересказчиков, получать литературные премии, быть канонизированы в определенных кругах, наконец, но они не обязательно будут иметь отношения к буквальному содержанию текста, на основании которого будет вестись последующая интерпретация текста ВК с позиций ДНК-генеалогии. ДНК-генеалогия не может брать в качестве основы для исследования авторские, вольные переводы. Поэтому в данной части нашей Экспертизы надо понять,
что в самом деле излагает ВК, а не то, что рассказывают переводчики-интерпретаторы.

В этой же части будут изложены основные положения критиков ВК, и насколько эти критические положения соответствуют доступному тексту ВК. Эта часть покажет, насколько добросовестны и честны были критики. Если они не были добросовестны и честны, это вовсе не будет свидетельствовать о древности и подлинности ВК. Это просто будет означать, что этим критикам нельзя верить, что их вела не наука и не желание сообщить правду, насколько это возможно, а совсем другие соображения. Манипуляции, передергивания, ложь будут выставляться на всеобщее рассмотрение. Здесь же проводится встречный лингвистический анализ, и сопоставляется с лингвистическим анализом, приведенным Л.П. Жуковской, А.А. Зализняком, А.Т. Липатовым и другими профессиональными лингвистами и филологами.  

Часть четвертая излагает интерпретации текстов ВК (в виде извлечений, изложенных во второй части Экспертизы) на основе ДНК-генеалогии, на основе разработок в рамках этой науки, но только если в ВК есть что интерпретировать. Иначе говоря, если в текстах ВК будут действительно выявлены оригинальные положения, что даст значимость таких интерпретаций, то при анализе с помощью ДНК-генеалогии будет получено новое знание. Особое внимание будет уделено тому, что не было известно в исторической науке в первой половине 1950-х годов, когда ВК была впервые обнародована.

Надо сказать, что история находки ВК, как и во многом противоречивые сведения о судьбе ВК после ее обнаружения полковником  Ф. А. (Али ) Изенбеком, не может иметь важного значения в вопросе о достоверности ВК. Не имеет значения, кто и как ее переносил и в каком мешке, и как она попала на Запад. История находки ВК, строго говоря, не имеет отношения к предмету Экспертизы, так как не является фактической, и базируется на всевозможных пересказах, в итоге образовав переплетение легенд, вымыслов, искажений, набора личных мнений, как, впрочем, и подобные переплетения вокруг каждого исторически и культурно значимого древнего произведения, от Ветхого и Нового Заветов до скандинавских саг, «Слова о полку Игореве», «Сокровенного сказания Монголов» и вообще любых старинных и древних источников. Поэтому краткое изложение этой истории во Введении к Экспертизе дается только для общего сведения, в особенности для тех, кто не слишком знаком с предметом, и хотели бы получить вводную информацию. Чтобы не повторять известные сведения, мы взяли за основу сравнительно детальное изложение истории находки ВК, представленное В.В. Цыбулькиным , и снабдили его сносками, призванными дополнить материал или внести коррективы, как они изложены другими авторами. При этом из материала В.В. Цыбулькина – с согласия автора – были изъяты эмоциональные пассажи, отвлечения, авторские оценки материалов и ситуаций.          

Чтобы собрание материалов по ВК было по возможности полным, мы представляем Приложение, в которое включен текст реконструкции ВК, написанный на так называемой
влесовице, подготовленный Г.З. Максименко. Естественно, это не может рассматриваться как исходный текст ВК, но реконструкция ВК полезна как справочный материал. Дело в том, что независимо от исхода настоящей Экспертизы, энтузиастов и многих прочих любознательных людей все равно не переубедить в их мнении, поэтому эти реконструированные тексты в первую очередь для них. Если же когда-нибудь окажется, что ВК будет признана большинством специалистов как достоверный древний памятник, то ценность этой реконструкции нельзя будет переоценить.

Ведущий автор данного издания и автор настоящего Предисловия, специалист по ДНК-генеалогии, занимает исключительно нейтральную позицию в отношении Велесовой книги. У меня нет оснований подыгрывать той или иной стороне, более того, иметь свое личное мнение в ходе Экспертизы я не имею морального и научного права. Оно будет изложено только в тексте Заключения, в совокупности с мнениями других членов Экспертного коллектива. Экспертиза проведена по инициативе Академии ДНК-генеалогии.  


2


Не будет новостью сказать, что с Велесовой книгой ситуация непростая. Самих дощечек нет, что дело обычное, оригиналов вообще ни у одного серьезного источника нет, ни у одной летописи, так что это не аргумент. Правда, здесь оригиналы по словам Миролюбова были, а потом их не стало. Это омрачает ситуацию, но и это не является доказательством подделки. Основная проблема в том, что ВК переписана, судя по всему, досадно  небрежно (сказать «преступно небрежно» здесь нельзя, поскольку никаких законов Ю.П. Миролюбов не нарушал, более того, мы обязаны ему наличием самой ВК, какой бы достоверности тексты ни были), непрофессионально, с внесением произвольных отсебятин, причем Миролюбов отсебятил одно, Кур - другое, и концов уже, похоже, не найти. Приличная фотокопия - только одна, 16-й дощечки, ее везде и показывают, а остальное - форменное безобразие, только машинописные "копии" или беглые наброски от руки. То есть не только источник утерян, но и копии утеряны. Остались только варианты по усмотрению Ю.П. Миролюбова. Надо сказать, что Ю. Миролюбов фактически представляет собой «бутылочное горлышко» всех материалов, связанных с текстами ВК. Это напрягает, но это факт.   

В принципе, и это не есть доказательство подделки. И наличие черновиков, и согласование текстов между Миролюбовым и Куром, и десятки фотографий, и даже наличие самих дощечек – все это не было бы доказательством того, что перед нами оригинал. Как мы знаем, мастера подделывают древние картины настолько убедительно, что и экспертиза с датировками полотен порой не помогает. Описанная ситуация просто сужает поле поиска, но не отменяет его. Если тексты ВК дадут возможность выявить новые исторические положения, которые не были известны еще недавно, но подтверждаются данными ДНК-генеалогии, то это будет серьезным свидетельством в пользу аутентичности ВК. Наконец, даже если и это не будет выявлено, то польза данной Экспертизы будет в разборе положений критиков ВК, и проведение критики критиков, если такое будет возможно, опять же с данными ДНК-генеалогии в руках. Это тоже может продвинуть науку, так что наши исследования в таком случае не пропадут без пользы.      

Экспертиза нужна и потому, что ширится количество вариантов интерпретации ВК. Известный тюрколог Азгар Мухамадиев из Казани утверждает, что это древнетюркское (или подобное ему) письмо, и его следует читать в перевернутом виде, чтобы строки были не «подвешены», как читают все переводчики, а напротив, находились под линиями . Он утверждает, что в тексте дощечки 16а, которая начинается со слов «Влескнигусiy...», увидел знакомые знаки и фразы, и прочитал начальные слова первой строки как «Тенгри мой, мое воплощение, разгоните горе и страдания мои...». Автор комментирует, что подобные многословные надписи с подобными же словами обычно встречаются на чашах IV-VIII вв. и являются в основном религиозного манихейско-буддистского толка. Возникает полушутливый вопрос – а не стоит ли перевернуть те чаши и читать на них тексты влесовицей?   

* * *

То, что тексты ВК послужили основой для написания исторических и патриотических произведений в качестве авторских переводов, это личное дело авторов, и не пересекается с нашими задачами. Но перед нами, помимо первого этапа (части I Экспертизы), есть еще три части Экспертизы, описанные выше. Часть II – выяснить, насколько близкими к тексту были переводы известных переводчиков, и насколько имеется согласование между ними и с известными текстами ВК. Мы должны понять, какой текст следует рассмотреть для последующей его интерпретации с позиций ДНК-генеалогии. Поэтому на втором этапе Экспертизы (часть II) надо понять, что в самом деле излагает ВК, а не то, что рассказывают переводчики-интерпретаторы. Суть частей III и IV описана выше.


3
ПОЛУВЕКОВАЯ СУЕТА ВОКРУГ ВЕЛЕСОВОЙ КНИГИ.

Под суетой я, естественно, имею в виду суету «противников» Велесовой книги. Меня эта суета удивляет все эти полсотни лет, с тех пор, как я о ней, ВК, впервые услышал. Делать им, что ли нечего? Откуда такая страсть опровергать то, в чем они фактически не разбираются, во всяком случае подавляющее их большинство?

Обозначу сразу свою позицию, чтобы не было недомолвок. Я не знаю, «истинна» Велесова книга или «не истинна», эти слова не из моего словаря. Более того, я не знаю, что такое «истинна» в этом контексте. Например, если она многократно переписана монахами в монастырях, или волхвами, и несет на себе следы этих переписок в виде адаптаций, перефразировок, ошибок в прочтении – «истинна» или «не истинна»? А как тогда Библия – «истинна» или «неистинна»? Как тогда любая многократно переписанная летопись? Оригиналов-то ни одной нет...

Видимо, «неистинна» здесь – это прямая подделка, созданная, например, в 19-м или в первой половине 20-го века. Такая гипотеза имеет право на существование, но ее тоже нужно доказывать. Как я понимаю, никаких прямых доказательств такой гипотезы нет. Но по моему разумению ранг этой гипотезы намного ниже, чем ранг положения о том, что «Велесова книга» древнего происхождения. Хотя бы потому, что мы имеем копии текста ВК, с которыми можно работать. У негативной гипотезы вообще нет ничего, с чем можно было бы работать. То есть она полностью деструктивная, в отличие от позитивного, конструктивного положения о древности происхождения Велесовой книги. Она, впрочем, может стать конструктивной только в одном случае – если продвинет наше знание, доказав, что ВК подделана, но доказав не голым отрицанием, а именно продвинув наше знание в исторических науках, лингвистике, в этнографии и прочих науках. Сказать «такого языка не существовало» - это не есть продвижение знания. Это голый негативизм. Это надо доказать, а доказать такое негативное положение практически невозможно.

Простой и недавний пример – стихотворение И. Бродского «На независимость Украины», написанное в 1991 году и публично зачитанное в первый (и не в последний) раз в 1994 году. Не будем останавливаться на его содержании, здесь не время  не место. Суть в том, что немедленно появились десяток статей, филологически доказывающих, что это стихотворение фальшивка и не принадлежит Иосифу Бродскому. А потом были обнародованы аудиозаписи выступлений поэта в Квинс-колледже в США, перед большой аудиторией, черновики стихотворения с его правками найдены в архиве И. Бродского. «Вот и верь после этого филологам», эмоционально восклицает автор заметки и разбора стихотворения .    

Видимо, читатель уже заметил, что говоря о Велесовой книге как древнем источнике я использую термин «положение», а говоря о том, что это якобы подделка, я использую термин «гипотеза». Это потому, что ранг этих концепций разный, как я уже объяснил. Обе можно доказывать и обосновывать. Например, доказательством древности ВК может быть извлечение из нее исторических положений, которые никак не могли быть известны «поддельщикам» в 19-м или первой половине 20-го века, и стали известны только недавно. Но тогда список таких положений надо формировать и выставлять на дискуссию. Я такого списка пока не видел, поэтому продолжаю сохранять нейтральность . Это может быть доказательство существования в древности докириллического письменного языка, и что именно на нем написана Велесова книга. Такие попытки были, но, насколько мне известно, пока не были достаточно убедительными.  

Повторяю, что до завершения Экспертизы у меня нет морального права высказываться о том, подделка ли ВК или это древний текст. Я слишком мало знаю о докириллической письменности, чтобы выносить на публику свое мнение. Но меня поражает, как много людей, оказываются, имеют такое «моральное право», произнося печально известное «не читал, но осуждаю». Или пробежав только перевод, не зная и не понимая, насколько перевод может быть неадекватен самому тексту.
 
И это, пожалуй, главная причина, по которой я на дух не принимаю эти неконструктивные негативные высказывания. Они фундаментально противоречат тому, чему меня учили в науке мои учителя, и чему я продолжаю учить своих учеников. Суть выражена в недавнем моем высказывании в колонке на сайте «Переформат»:

Наука развивается бесконечно, поэтому понятие «истины» в науке нет. Есть «общепринятые концепции», которые рано или поздно взрываются новым знанием. Поэтому понятие «консенсус», которым любят оперировать «ученые» с лаборантским строением мозга, не является научным понятием. Это – «временная договоренность», не более того, и то, как правило, декларируемая начальником от науки по своим научно-политическим соображениям. «Консенсус», как правило, означает, что «мы тут с Петром Ивановичем договорились, а кто не согласен, им же хуже». Те же люди с лаборантским строением мозга придумали позорное словечко «фрик», что по сути означает «тот, кто думает иначе, чем консенсус». Или, чаще – «тот, кто думает по-другому, чем я». «Фриками» не так давно в СССР были генетики и кибернетики, «фриками» были противники Т. Лысенко. «Фриками» были сотни и тысячи ярких имен в науке, многие ставшие яркими посмертно.
 
Не знаю как кто, а я от всей души презираю тех, кто произносит слово «фрик», и при этом не показывают детально и обоснованно, в чем проблема, не разбирают построений того, кого они бесстыдно оскорбляют, и сами не продвигают этим разбором знание. Произносящие «фрик» – это сама посредственность, «серые» в терминологии братьев Стругацких.

В Вестнике Академии ДНК-генеалогии  в 2010-2014 помещались материалы по теме «Велесовой книги» и родственным темам. Они, по замыслу редактора Вестника, призваны были показать, что ситуация с интерпретациями истории, линвистики, да и самой Велесовой книги далека от однозначной, как это пытаются представить неконструктивные критики. Из опубликованных материалов видно, что работа с текстами ВК вовсе не замыкается на самой ВК. Исследователями захватывается широкий круг вопросов, к самой ВК отношения зачастую не имеющих. Они, как правило, имеют отношении к истории древних славян и праславян. И кому это мешает? Откуда берется эта поистине шизофреническая ненависть к тем, кто изучает Велесову книгу и сопряженные вопросы русской истории? В каких низменных психологических, а скорее психиатрических недрах головного (спинного?) мозга это все зарождается?  

Загадка мироздания.       

Это же исследования русской истории. Действительно, кому это мешает? Кому мешает то, что авторы этих исследований собирают материал по истории Руси, пытаются сопоставить разные факты, интерпретации, наблюдения,  сказания, мифы, изучают мегалиты по всей территории Евразии вообще и на Кавказе в особенности, сопоставляют с текстом Велесовой книги и пытаются найти взаимосвязи, параллели, альтернативные толкования? Кому это мешает? Откуда такое рвение у многих опять «держать и не пущать»? Запретить? Не давать возможности? Откуда это?

Кто на свете точно знает, каковы истоки и источники Велесовой книги? С каких пор аргумент «такая докириллическая письменность науке неизвестна» стал основным? С каких пор вообще аргумент «науке это неизвестно» должен ставить заслон перед исследованиями? С каких пор отсутствие оригинала стало негативным аргументом, когда его нет ни для Библии, ни для практически никакой древней летописи, ни для «Слова о полку Игореве»? Да если есть хоть один процент вероятности, что Велесова книга – древний источник, продукт многократных переписываний на протяжении многих веков, как и любая летопись, то это преступление - мешать вести исследования этого материала.  Да и опять тот же вопрос – кому это мешает? По какой причине толпы полуграмотных непрофессиональных критиков, ни один из которых и не пытался читать тексты предполагаемых «дощечек» и не мог это делать по совершенно понятной причине, а именно полном отсутствии квалификации, лезут в дела исследователей древней русской истории и объявляют это антинаучным? Они что, не видят вопиющую неуместность и нетактичность своего поведения?           
         
Именно потому, что вот такие люди с контрнаучным складом мозга лезут поперек исследований древней русской истории, я и предоставляю страницы Вестника  исследователям Велесовой книги и докириллической письменности, исследователям истории славян и праславян до нашей эры. Именно для поощрения научного творчества и создано новое научное направление под названием ДНК-генеалогия, создана Академия ДНК-генеалогии, создан ее Вестник, и страницы Вестника открыты для изложения результатов научных исследований в области истории, лингвистики, археологии, антропологии, ДНК-генеалогии, и в особенности исследований, связывающих эти дисциплины.

Если когда-нибудь будет признано, что Велесова книга – древний славянский литературный источник, я буду искренне рад, что был среди тех, кто не поддался на промывание мозгов, на истошное отрицание права Велесовой книги на изучение и исследование, и отстоял свободу научного творчества, предоставив страницы издания (Вестник Академии ДНК-генеалогии), редактором которого являюсь, публикациям на темы интерпретации текстов ВК в том виде, в каком они нам известны. Эта работа и переросла в данную Экспертизу.  

И последнее – почему я взялся за столь сомнительный источник, каковым для многих представляется Велесова книга. Меня часто спрашивают, зачем мне понадобилось ставить под удар свою научную репутацию – автора сотен научных статей, пары десятков научных книг, изданных ведущими издательствами СССР, России, США, других стран, репутацию лауреата Государственной премии СССР по науке и технике, члена научных академий, причем академий отнюдь не маргинальных – Всемирной академии наук и искусств, основанной по инициативе А. Эйнштейна, в которой – десятки нобелевских лауреатов, Национальной Академии наук Грузии, славящейся своими научными школами математики, лингвистики, археологии... Зачем вам это нужно? - спрашивают люди. На что я отвечаю, что нужно по двум основным причинам.

Одна причина – это дает мне возможность прикоснуться к истории моей страны, за которую проливали кровь по меньшей мере четырнадцать поколений моих предков, начиная с детей боярских Клёсовых, историю которых я изучал по архивам. Неважно, если я в итоге тоже приду к выводу о сомнительности источника, о недоказуемости его происхождения, о фальсификации его значительной части или даже полностью, это не отменит ценности моих исследований по истории славян методами ДНК-генеалогии, и научного и личного удовольствия от этой работы.  Эти исследования приведены в последней, четвертой части Экспертизы, и они не зависят от степени достоверности ВК, они имеют отдельное, самостоятельное значение. Я всего лишь пристально посмотрю на Велесову книгу через призму этих исследований, чего пока не делал никто в мире.             

Вторая причина, связанная с первой – это дает мне возможность приложить подходы и методы ДНК-генеалогии к рассмотрению Велесовой книги, причем рассмотрению концептуальному, не озабочиваясь тем, что некоторые или даже многие фрагменты ВК переведены неадекватно, придуманы, сфальсифицированы, наконец. Попытаюсь это пояснить. Люди, не обладающие складом научного мышления, или обладающие им в недостаточной степени, склонны рассматривать факторы исследования, то есть исходные данные, как равнозначные по важности. Они видят неуклюжую конструкцию (в тексте ВК, например), или явно неуместное слово (взятое из другого времени, из другой эпохи), или откровенную и неуместную вставку, и тут же делают вывод о фальсификации всего источника. Эти люди не смогли бы работать в естественно-научной сфере. Потому что у нас, «естествеников», в порядке вещей, что часть данных являются ошибочными (лаборант напутал, например), экспериментальные точки порой выпадают по ряду причин, приборы дают сбои, при переносе данных из лабораторного журнала в компьютер или наоборот происходят чисто человеческие ошибки от невнимательности или усталости, в общем, в массиве данных, как правило, упрятаны ошибки. Этого избежать практически нельзя. Но это можно анализировать на разных концептуальных уровнях. На самом нижнем – проводить расчеты доверительных интервалов, чем больше погрешностей, тем эти доверительные интервалы шире. На верхнем уровне – рассматривать само явление, отвлекаясь от численных расчетов и погрешностей. Например, чем выше в гору, тем температура кипения воды ниже. Это – явление, которое верно и без отвлечения на частности. Техник, измеряющий температуру кипения на разных участках подъема, может допустить немало ошибок, но самого явления ему не отменить.                          

Более сложный и реальный пример, связанный с моей профессиональной деятельностью – при изучении раковых заболеваний получаемые в клинике данные представляют на первый взгляд полностью несопоставимую кашу: разные больные, разного возраста и пола, с разными иммунными откликами, разные виды и типы раковых заболеваний, неверная диагностика, и еще десятки и сотни вариантов. И тем не менее есть общности, которые присущи всей этой каше, и чем выше уровень специалиста, тем больше он в этой каше видит смысл, отфильтровывает явно ошибочные данные, «выпадающие точки», и видит стержневой результат, вывод, концепцию. Это позволяет разрабатывать новые лекарственные препараты, и множество людей, у кого рак ушел, или стабилизировался, тому пример.       

Так и в Велесовой книге – несуразицы действительно могут свидетельствовать о неумелых разбивках, неверных переводах, отсебятинах, даже намеренных фальсификациях, в том числе и по всему тексту, но если там есть стержень, который выявляется передовыми методами исторического анализа, основанными, что важно в данном контексте, на подходах и методах ДНК-генеалогии, то это показывает, что сама ВК, в ее совокупности текстов – не подделка.

И вот здесь кроется еще один ответ на вопрос, зачем мне это надо. Берясь за столь безнадежный, на первый взгляд, вопрос, как (возможная) достоверность Велесовой книги может быть доказана или продемонстрирована, на фоне той какофонии, что продолжается уже более полувека, на фоне практически истеричной «академической» кампании о том, что за это нельзя браться без потери научной репутации, я хочу продемонстрировать возможности ДНК-генеалогии для решения (опять на первый взгляд) невозможных задач. Посмотрим, как это получится. Об этом – последняя, четвертая часть исследования. Хотя прекрасно понимаю, что победителей судят, было бы желание судить. А оно, судя по «академической» истерике, есть, и неуёмное. Поэтому окончательную точку наша Экспертиза не поставит, в этом сомнений нет. Какой бы вывод ни был сформулирован.

И в этой связи завершаю свое Предисловие наблюдением, которое воспроизводится опять и опять в дискуссиях на исторические и политические темы. Наблюдение такое – как норманнист, так непременно лютый недруг Велесовой книги. Интересно, не так ли? И корреляция вполне имеет смысл – люди, отрицающие способность славян на самоорганизацию и самоуправление, отрицают и саму возможность существования их Книги, которую «посвящаем богу нашему, что есть прибежище и сила».

Должен сказать, что обратной корреляции я не заметил, что не признающие ВК непременно норманнисты. Видимо это потому, что если у первых антипатия к истории славян сидит на уровне подкорки, то вторые просто не разобрались в данном вопросе. Эта Экспертиза – для вторых, у них дело поправимо.    

А.А. Клёсов
 



#7 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 19 Июнь 2015 - 21:42

Общественно-политическая газета "Президент":

 


Вышел трёхтомник о Велесовой книге

Несколько дней назад международная группа исследователей совершила поистине патриотический подвиг – в свет вышел трёхтомник «Экспертиза Велесовой книги». Авторами этого эпохального труда являются Клёсов А.А., Логинов Д.С., Максименко Г.З., Осипов В.Д., Цыбулькин В.В., Гнатюк В.С.
Работа над книгой продолжалась более двух лет. И вот теперь Труд выпущен издательством Концептуал, в котором эту книгу можно купить.
Я уже поздравил идейного вдохновителя проекта – профессора Анатолия Алексеевича Клёсова, отметив, что работа проделана – огромная, и, конечно же, это – гораздо более тщательный разбор Велесовой книги, чем голословная ругань «противников» этого памятника. Вряд ли кто-то отважится повторить или превзойти эту работу.
Сами авторы и издатели анонсируют Труд так: «Велесова Книга. Одни говорят, что это подделка, другие - что подлинник. Но и то, и другое мнение не имеет твёрдого основания. Ведь полноценного научного изучения Велесовой Книги не было. Точнее, не было до сегодняшнего момента.
Собрав в рамках одного проекта лингвистов, историков, этнографов и биологов с разными взглядами, удалось провести всестороннее академическое исследование и впервые ответить на сложные вопросы:

- вероятное авторство, время и место написания Велесовой Книги;
- наиболее адекватные варианты перевода текста на современный русский язык;
- возможные причины разнобоя в грамматике и начертании букв;
- хронологическая оценка описанных миграций с точки зрения последних исследований человеческой ДНК;
- взаимосвязь Велесовой Книги с Повестью временных лет и другими древними источниками.

Существенная часть Экспертизы посвящена сравнению аргументов "за" и "против" историчности Велесовой Книги, что ставит точку в многолетних спорах.
Своё наследие нельзя ни отвергать, ни принимать на веру. Необходимо его исследовать и делать свои выводы».

Упомяну о своём небольшом вкладе и о благодарностях коллегам.

В III томе в своём предисловии Анатолий Клёсов и эксперты поблагодарили «кандидата исторических наук Л.П. Грот, а также В.Н. Слатина и А.А. Тюняева за разбор отдельных положений данного труда и за сделанные комментарии и примечания».
В виде развёрнутого комментария в III тома вошла моя работа, посвящённая разбору известного «письма в редакцию» Л.П. Жуковской «Поддельная докириллическая рукопись». В трёхтомнике этот материал располагается в III томе на стр. 159 – 167), а целиком статью можно посмотреть здесь.
Ещё раз поздравляю авторов, издателей, учёных, исследователей, патриотов и любителей древней русской истории с выходом «Экспертизы Велесовой книги».

Андрей Александрович Тюняев, президент Академии фундаментальных наук

 

http://www.prezident...ovoy-knige.html



#8 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 23 Июнь 2015 - 18:30

Предисловие

Александр Т. Липатов

Доктор филологических наук
профессор
1

У истории, как и у человека, есть своя пора детства и зрелости. Есть она и у истории нашего Отечества. Но изначальная пора России особенная; на протяжении многих веков ее старались «не замечать», а то и просто замалчивать. Но древний латинский вопрос Qui prodest? («Кому это выгодно?») все равно должен найти ответ в на¬шей отечественной истории, терзаемой из века в век ее хулителями и недругами, что стремились лишить Россию ее изначал и самых древних корней. Ох же и нелегко рассеивать туман далей времен! Но делать это нужно во что бы то ни стало.

У Максимилиана Волошина (1887-1932) есть пронзительно точное двустишие:

    Туда идем, к закатам темных дней,
     Во сретенье тоскующих теней.

Именно такую встречу с «тоскующими тенями» далекого прошлого дает нам «В(е)лесова книга», вокруг которой не перестают ломать ко¬пья ее сторонники и противники. Огниво споров высекает то искры вос¬торга, то всплески негодования. Но необходимо трезво - без упрямства и излишних эмоций - рассеять туман вокруг «Влесовой книги», отве¬тив на вопрос: что это - величайший исторический памятник славяно-русов, уводящий нас в мир «тоскующих теней» отечественной истории, или ловко сработанная фальшивка, рассчитанная на неосведомленность доверчивого читателя?

 

«Идем во сретенье тоскующих теней»

Вот она перед нами - «Влесова книга» (в других источниках - «Велесова книга») в переводе и с комментариями Александра Асова (М., 1995). В одном из предисловий он, активный ее защитник и популяризатор, пишет: «Велесова книга <...> открывает перед нами духовную Вселен¬ную древних русов. Она вобрала в себя опыт трех тысячелетий духовных исканий, борьбы, побед и поражений многих народов, населявших Евра¬зию. Велесова книга - единственно сохранившееся до наших дней свя¬щенное писание Европы».

Однако совсем иного мнения о той же книге крупнейший отечествен¬ный текстолог О.В.Творогов . «Влесова книга», - утверждает он, - вов¬се не бесценный исторический источник, а мистификация», «неудачно смонтированный фальсификат нового времени - середины нашего века».

Но у «Влесовой книги» большая и полная драматизма предыстория, без освещения которой не обойтись. Да, умолкнувшие голоса наших далеких предков нелегко воскресить. А тут такой соблазн - цельное повествование о давней старине, которая намного старше «Слова о пол¬ку Игореве» и других памятников русской древности!

А знали ли наши предки, откуда и когда они вышли, чтобы прийти в Европу? Думается, знали. Задавался же древнерусский летописец Не¬стор мучительным вопросом, который и сегодня мы задаем себе: «Отку¬да есть пошла Русская земля?» И не только задавал, но и отвечал на него, опираясь на историческую память своего народа. Так, еще князю Святославу в далеком-предалеком 972 году было ведомо, откуда при¬шли греки, соседи русов, и он, по словам византийского хронографа Льва Диакона (до 950 - ок. 1000), однажды на переговорах с византийцами угрожающе заявил, что если те не уплатят русам откупную, то «да переселятся они из Европы, им не принадлежащей, в Азию».

Изустно, из рода в род, и потом письменно - на буковых досках, коже, пергаменте, бересте, холсте - являли себя миру славянские Веды и Авесты. Но время безжалостно уничтожило их. Историческую память пожирало пламя костров - и пылали древние языческие творения, объяв¬ленные церковными христианскими иерархами «черными» и «чародейс¬кими», гибли в огне пожарищ, оставляемых летучими ордами кочевни¬ков.

А вот «Влесова книга», как и некоторые древние памятники, уцеле¬ла случайно, хотя и ее ожидала печальная участь многих безжалостно унич¬тоженных книг. Интересны сведения о другой книге - «Патрiарси», также исполненной на досках и упоминаемой еще в XVIII веке учеными-исследователями рус¬ских и славянских древностей.

В начале XIX века «Патрiарси», что значит «Патриархи», появляет¬ся в архиве коллекционера древностей А.И. Сулакадзева (?-1830) в Санкт-Петербурге. Именно ее он упоминает в своем каталоге, именуемом «Книгорекъ», в отделе «Книги не признаваемые, коихъ ни читать, ни держать в домехъ не дозволено». Здесь же дается и характеристика книги: «Патрiарси. Вся вырезана на буковыхъ доскахъ числомъ 45 и довольно мелко: Ягила Гапа смерда в Ладоге IX века, о переселенцахъ варяжскихъ и жрецахъ и письменахъ, въ Моравiю увезено».

Среди почти двухсот редких книг и рукописей, собранных Сулакадзевым, были еще две очень примечательных рукописи («словено-рунные свитки»): «Боянова песнь Словену» («Гимн Бояну») и «Перуна и Велеса вещания». В его музее на дому побывал в числе других знатных людей России Г.Р. Державин (1743-1816). Поверив в подлинность этих древних книг, русский поэт сделал их перевод на язык современности и создал балладу «Новгородский волхв Златогор» (1812).

Но, как издавна водится на Руси, известные русские ученые, зани¬мавшиеся славянскими древностями, объявили весь сулакадзевский «каталогъ» грубой подделкой. Точь-в-точь как и в наше время отнеслись многие наши ученые к «Влесовой книге». Выдающийся лингвист А.X. Востоков (1781-1864), которому представили для ознакомления с древним архивом Сулакадзева одну из словено-рунных рукописей, так охарактеризовал ее: «исполненное небывалых слов, непонятных словосокращений, бессмыс¬лицы, чтобы казалось древнее». В 1823 г. отверг Востоков и предложение канцлера С. П. Румянцева (1755-1838), основателя носящей его имя библиотеки (ныне это Российская государственная библиотека), ознакомиться с архивом Сулакадзева. Востоков сделал все возможное, чтобы сулакадзевский ру¬кописный фонд не попал в библиотеку. Прав Александр Асов: «Для него [Востокова] русское язычество как культура не существовало. Сыграло роль и то, что он, крупнейший специалист по старославянскому языку, вдруг оказался не в состоянии прочесть тексты памятников. Это для него послужило доказательством их поддельности». В итоге все со¬брание Сулакадзева, которое он предлагал в дар Румянцевской библио¬теке, было отвергнуто.

В подлинность славянских древностей из сулакадзевского фонда не поверил и известный историк русской литературы академик А.Н. Пыпин (1833-1904). В своем труде «Подделки рукописей и народных песен» (СПб., 1898) он признает их целиком поддельными и дает весьма нелестную характе¬ристику этому коллекционеру: «это был не столько подделыщик, гнав¬шийся за прибылью, или мистификатор, сколько фантазер, который об¬манывал и самого себя. По-видимому, в своих изделиях он гнался, преж¬де всего, за собственной мечтой восстановить памятники, об отсутствии которых сожалели историки и археологи...» Пыпина своим державным авторитетом поддержал М.М. Сперанский (1772-1839), а потом и некоторые специ¬алисты в области древних языков. Словом, приговор был суровым: весь сулакадзевский архив - сплошная подделка .

Невольно думаешь: а что, если бы эти памятники старины были най¬дены не у нас, в России, а, например, где-нибудь на Синае, среди кумранских рукописей? Тут-то уж, видать, наши ученые дружно признали бы их подлинность! Ох уж это недоверие всему нашему родному, российско¬му, русскому! Никому же из английских и европейских ученых и в голо¬ву не пришло назвать с ходу подделкой созданное в XIII веке, но обна-руженное лишь в XIX столетии «Житие и чудеса святого Фомы» Уилья¬ма Кентерберийского (XII век). Признают же его выдающимся памятником раннесредневековой английской письменности! А у нас? Сколько шума и в России и за кордоном подымается всякий раз, когда обнаруживается какой-нибудь древний русский памятник! Так было и с русско-византий¬ским договором 911 года, и со «Словом о полку Игореве», и «Словом о погибели Русской земли». До сих пор оглядываемся на заграницу, а что если там опять скажут, что и это опять голая фальсификация? Диву да¬ешься, насколько мы неуважительны к своим древностям. Скажите, раз¬ве это не сенсация, когда обнаружен обширный докириллический текст - пространная редакция Боянова гимна, - того самого, девять строк русской руники которого в 1812 году опубликовал Державин? Оказа¬лось, что это копия с более раннего оригинала. Столь важным открыти¬ем мы обязаны москвичу-энтузиасту Владимиру Горячеву. Тот в Госу¬дарственной публичной библиотеке Санкт-Петербурга, в папке с бума¬гами Державина, обнаружил список Боянова гимна. Примечательный факт: к этой самой папке приложен «Лист использования», из которого видно, что эта папка побывала в руках у десятков профессиональных историков; более того, некоторые из них специально занимались изуче¬нием гимна, но все дружно открещивались от него. Что это - результат стойкого равнодушия или целенаправленный заговор молчания?

Резонно возникает вопрос: как же столь обширное собрание древних рукописей, в том числе подлинных или близких к этому, оказалось в коллекции Сулакадзева? Надо думать, ему уже было известно о существовании целой докириллической библиотеки, в которой находились и уникальные языческие тексты. В самом начале XIX века вместе с рос¬сийской общественностью он стал свидетелем сенсационного сообще¬ния: найдены русские рунические тексты! В марте 1805 года в «Вестнике Европы» появилась заметка о приобретении русским послом Петром Дубровским во французском аббатстве Санлис книг, принадлежащих знаменитой королеве Франции Анне, дочери Ярослава Мудрого, кото¬рые та увезла в Галлию в качестве своего свадебного приданого.

Однако, несмотря на столь широковещательное объявление, русские исследователи так и не получили доступа к находкам Дубровского. Бо¬лее того, начались странные приключения с ними. Да, утверждают уче¬ные, в библиотеке самого Ярослава Мудрого были «великие тысячи рукописных и редких драгоценных манускриптов, написанных на раз¬ных языках». Софийский собор в Киеве стал средоточием богатой библиотеки князя. Немало древних книг хранилось также в книгарне Киево-Печерской лавры, где Нестор-летописец создавал «Повесть времен¬ных лет», а вернее - свой «Летописец».

Но если случайности с упрямой закономерностью следуют одна за другой, тут уж, согласитесь, ни о какой случайности и речи быть не мо¬жет.

Ходят почти достоверные слухи о том, что библиотека Сулакадзева оказалась у Миколы Макаренко, который в 1936 г. был репрессирован, а затем расстрелян . Но интересна при этом одна деталь: жена Макарен¬ко, Анастасия Федоровна, до самой своей кончины в 1971 г. проживала в Казани .

И здесь мы приходим к «Дощечкам Изенбека».

В декабре 1919 г, офицер Белой армии, полковник ,  артиллерии, командир Марковского дивизиона Али  Изенбек, в крещении - Федор Артурович (1890-1941), недалеко от станции Великий Бурлук близ Харькова, в разоренном Гражданской войной имении князей Задонских-Неклюдовых , обнару¬жил деревянные дощечки с письменами на них. Понимая ценность на¬ходки, Изенбек приказал своему денщику собрать ветхие, к тому же еще и растоптанные солдатскими сапогами дощечки, и спрятал их в морской мешок. А потом эти находки вместе с их хозяином оказались за границей. В 1924 г. Али Изенбек, проживавший в то время в Брюссе¬ле, познакомился тоже с бывшим белогвардейским офицером  (прапорщиком) Юрием Миролюбовым (1892-1970). Инженер-химик по образованию, тот, не чуравшийся литера¬турных занятий, поделился с Изенбеком своими замыслами написать поэму на исторический сюжет, но при этом посетовал на отсутствие материала.

Изенбек улыбнулся:

- Вот там, в углу, видишь мешок? Морской мешок? Там что-то ты найдешь...

«В мешке я нашел, - вспоминает Миролюбов, - “дощчьки”, свя¬занные ремнем, пропущенным в отверстия». С той поры более 15 лет кряду он переписывал с дощечек с трудом разбираемый текст, приводил их в порядок, склеивал. «Я смутно чувствовал, - вспоминал потом Миролюбов, - что я их-то лишусь, больше не увижу, что тексты могут потеряться, а это будет урон для истории...»

И действительно, в августе 1941 года Изенбек умер в оккупирован¬ном нацистами Брюсселе, и все его «дощчьки» бесследно исчезли.

Но вот недавно югославский ученый Радивое Пешич предположил, что архив Изенбека, в том числе и подлинник «Влесовой книги», попал в руки нацистской культурологической организации Ahnenerbe («На¬следие предков») . Заинтересованность немцев тут легко объяснима: в текстах «дощечек Изенбека» содержится немало известий о германцах-готах. После войны большая часть архива «Аненэрбе» перешла в руки советского командования и сегодня может находиться где-нибудь в го¬сархивах Москвы.

Через 12 лет после исчезновения «дощечек Изенбека», именуемых также «Деревянной книгой», в ноябре 1953 г., в журнале «Жар-птица», издававшемся в Сан-Франциско русскими эмигрантами, было опубли¬ковано сообщение под заголовком «Колоссальнейшая историческая сен¬сация», где говорилось о том, что «отыскались в Европе древние дере¬вянные “дощьчки” V века с ценнейшими на них историческими письме¬нами о древней Руси».

Однако издатель журнала, русский эмигрант Александр Куренков  (1892-1971), генерал  Белой армии, писавший под псевдонимом «А. Кур», не спешил публико¬вать сенсационные материалы. И за следующие три года увидели свет совсем не «дощьчки», а лишь его собственные статьи, в которых рас¬крывалось содержание не более ста строк из объявленной «Деревянной книги». Только в марте 1957 г. в той же «Жар-птице» начали воспроиз¬водиться полные тексты отдельных дощечек. Но в 1959 г. журнал пре¬кратил свое существование, и публикация их так и не была завершена.

Одним из энтузиастов изучения «Деревянной книги» и ее публикации стал соратник Ю.Миролюбова С.Лесной, под чьим псевдонимом скры¬вался Сергей Парамонов, обосновавшийся  в далекой Австралии, где под тем же псевдонимом опубликовал несколько книг, и среди них первый выпуск сочинения «Влесова книга» - языческая летопись доолеговой Руси» (Виннипег, 1966). Именно с этих пор «дощечки Изенбека» и стали называться «Влесовой книгой». Давая книге такое название, Парамо¬нов исходил из того, что та начиналась словами: «В(е)лесову книгу сию посвящаем Богу нашему, который есть наше прибежище и сила...» .

После смерти Миролюбова и Парамонова в оставленных ими архивах не оказалось ни самой ценной, миролюбовской копии, ни «фотостатов» (негативов фотографий). Остались главным образом варианты транслитерации - результаты незавершенных, а порою еще и изрядно искалеченных рас¬шифровок текста утраченных дощечек.

Научный мир «колоссальную историческую сенсацию» сразу же за¬числил в фальшивки, выдвинув при этом немало весьма серьезных об¬винений. Публикаторы запутались в датировке самого памятника: сна¬чала называли пятый век, а потом - девятый. В тексте дощечек были выявлены языковые включения более поздних эпох, а то и просто содер-жались лингвистические нелепости; более того, один и тот же текст в разных списках имел многочисленные отличия и страдал разнобоем в нанесении букв и знаков. Даже количество «дощьчек», кои Миролюбов изучал полтора десятка лет, самими их исследователями называлось разное: Лесной утверждает, что было их 35, Миролюбов же говорит о 37-ми, но в его архиве найден еще текст 38-й дощечки. Кроме того, в миролюбовских сочинениях приводятся цитаты из таких дощечек, кото¬рые по сию пору не известны науке.

Как видим, неувязок всякого рода хоть отбавляй.



О чем шумите вы, влесовитии?

В нашу страну вести о «Влесовой книге» шли долго, пробивая мощ¬ный заслон ее отвержения и умолчания. После критики В. В. Виноградова, С. Я.  Парамонов сам решил обратиться в Славянский комитет и выслал туда фотоснимок («фотостат») с одной из дощечек «Влесовой книги». Академик В. В. Виноградов поручил провести экспертизу «фотоста¬та» одному из самых авторитетных специалистов в области палеогра¬фии и языкознания, кандидату филологических наук Л.П. Жуковской, которая, после изучения «фотоста¬та», опубликовала в журнале «Вопросы языкознания» (1960, №2) статью под примечательным заголовком: «Поддельная докириллическая руко¬пись». По представлениям автора статьи, в тексте присланного «фото¬стата» сочетались разновременные явления различных славянских диа¬лектов, чего, по мнению эксперта, не могло быть ни в одном славянском языке. Так на основе рассмотрения всего-то десяти строк древнего тек¬ста был сделан категорический вывод о поддельности всей «Влесовой книги» .

После столь суровой оценки древнего памятника в нашей стране на многие годы, казалось, забыли о нем. Однако причина не только и не столько в этом. Обратили внимание, дорогие читатели, на то, что «Дере¬вянную книгу» открыли не отечественные специалисты, а бывшие бело¬гвардейцы? Можно ли было в тогдашних условиях идеологического противостояния решиться открыто называть ярых недругов Отечества ее первооткрывателями?

Впервые в советской печати о «Влесовой книге» как о подлинном памятнике упомянул в своей публикации «О любви и нелюбви» («Рус¬ская речь», 1970, №3) поэт И. Кобзев. И вскоре в массовой печати нача¬лась полемическая «дуэль» вокруг «Влесовой книги». А в 1976 г. плоти¬ну ее замалчивания словно бы прорвало: в 18-м номере газеты «Неде¬ля» была напечатана статья В.Скурлатова и Н.Николаева. «Таинственная летопись: гипотеза на проверке. «Влесова книга» - подделка или бесценный памятник мировой культуры?» Невозможно стало замалчивать появившиеся к тому времени на Западе публикации «Влесовой книги» С.Лесным и Н.Ф.Скрипником . Появились много-численные статьи в «Огоньке» и «Новом мире», «Неделе» и «Литера¬турной России», в «Технике-молодежи» и «Мире книг». Правда, в них научный анализ чаще подменялся публицистическими эмоциями; выд¬вигалось требование «полностью напечатать эту любопытную, хотя и небесспорную рукопись» и провести ее обсуждение с «привлечением широкой общественности». Без ответа оставался, пожалуй, самый важ-ный вопрос: а почему не печатается у нас это вовсе не «таинственное» и заинтересовавшее многих сочинение?

В условиях тогдашней «информационной блокады» было напрасно получить ответ на этот вопрос: ведь сами советские ученые были лише¬ны возможности ознакомиться с текстом миролюбовских копий. Это ста¬ло возможным лишь в 1986 г., когда инженер из французского города Руайя Борис Ребиндер  прислал в Институт русского языка и литературы академии наук СССР изданную им в 1960 г. работу «Влесова книга» с новым переводом текстов Ю. Миролюбова, сделанным с учетом всех прежних изданий и переложений.

Несколько лет с материалами «Влесовой книги» работал крупный отечественный текстолог О.В.Творогов, и в 1990 г. в 43-м томе «Трудов Отдела древнерусской литературы» он полностью опуб¬ликовал текст «Деревянной книги», приведя все варианты, сохранив¬шиеся в рабочих записях Миролюбова, а также всесторонне произвел подробное обследование всего текста. И что особенно важно, тексто¬лог сопроводил свою публикацию переводом самых значительных мест книги Ребиндера, безусловного сторонника ее древности. Это пред¬ставлялось тем более необходимым, что, по мнению Творогова, с ко¬торым трудно не согласиться, точный перевод данного текста «вообще невозможен» .

Итоги научного анализа, по словам И. Данилевского, целиком раз¬деляющего взгляды Творогова, «не оставляют никаких иллюзий. Всё, начиная с внешнего вида “источника”, первых противоречивых сооб¬щений о его существовании и кончая “редакциями” текста в рабочих тетрадях Миролюбова, свидетельствовало об одном: перед нами - край¬не примитивная фальсификация, созданная самим ее первым “исследо¬вателем”...»

Творогов, к тому же, не исключает и того, что в появлении данного фальсификата «сыграли свою роль чисто идеологические мотивы». Да, Миролюбов не скрывал: чтобы найти силы для борьбы с советским стро¬ем как «явлением демоническим и антихристианским», нужно помнить, что «в русской душе - источник мистического прозрения прошлого веч¬ного». Он со своими единомышленниками именно и хотел бы это про¬шлое “разыскать”». «Разыскать “нужное” прошлое, - резюмирует Тво¬рогов, - не удалось, и его пришлось создавать самим. Не в этом ли разгадка истории “Влесовой книги”?»

Резкое  неприятие «дощечек Изенбека» выражает в своих публика¬циях член-корреспондент РАН В.П. Козлов: «История с «Влесовой книгой» может рассматриваться как концентрированное выражение всех основных методов и приемов изготовления, легализации и защи¬ты фальсифицированного исторического источника. Это классический подлог. Оригинальность языка, содержания, легенды открытия “Вле¬совой книги” прекрасно корреспондируются с подлогом Минаева “Ска¬зание о Руси и вещем Олеге”. Не был оригинален Миролюбов и в легендировании своей фальшивки <...> Утрата оригинала дощечек - ти¬пичный случай в истории фальсификаций. Использование промежуточного лица для легализации подлога также не является ори-гинальным ходом....» К тому же, «Миролюбов с помощью подлога пытался обосновать собственные исторические конструкции <...>. Объем фальсификации не сопоставим с объемами других подложных источ¬ников по древнерусской истории».

Что и говорить, каждая фраза в этой козловской тираде подобна мощной ракетной атаке по древней исторической находке с целью не оставить от нее камня на камне. И тем не менее...

В толковании очень древних памятников, каким является «Деревянная книга», недопустим узкосовременный взгляд на изображаемые в ней события; нельзя смотреться в доисторию человечества, словно в глу¬бокий колодец, в котором все зыблется и мерцает, а наши голоса возвра¬щаются к нам оттуда уже искаженным эхом.

Не таким ли «искаженным эхом» являются многочисленные толко¬вания «Влесовой книги» как ее противниками, так и сторонниками? А этих искажений, скажем прямо, предостаточно. Да и причины искаже¬ний разные. Теперь, когда книга уже не раз многочисленными тиражами издана и у нас и когда читатели, даже не изощренные в древних языковых премудростях, могут прочитать ее в переложении на совре¬менную русскую речь (А.И.Асов, Г.З.Максименко, О.В.Творогов, Б.Ребиндер, Б.Яценко, Р.Пешич), можно утверждать: нет, слишком опрометчивы¬ми были ее оценки как плохо сработанного фальсификата. Дело на¬много сложнее.

Зададимся вопросом, который волнует многих исследователей «Влесовой книги»: а не выдумал ли весь текст книги сам Сулакадзев, а Миролюбов - лишь жертва происков махинатора? Но вряд ли. Во времена Сулакадзева почти ничего из описываемого в памятнике не было извес¬тно; данные памятника между тем совпадают с такими историческими сведениями, полученными в наше время, о коих в пору «великого махи-натора» слыхом никто не слыхивал. Тогда выходит, что Сулакадзев, известный в научном мире как дилетант в толковании древностей, в дей¬ствительности был маг и провидец, намного опередивший свое время? Не мог же он знать, например, содержания индийских Ригвед, о которых в то время не ведали ни Европа (первый научный перевод их на немец¬кий осуществил  Г. Грассман в 1876 г.), ни тем более Россия (их перево¬ды появились у нас и того позднее, лишь в 1972-1989 гг.). А ведь во «Влесовой книге» упоминаются ригведийские гимны об Индре и Ваале. Или. Только после раскопок царского дворца в Вавилоне, произведен¬ных в 1899-1917 гг., стало известно, что скифы воевали в войсках ва¬вилонского царя Навуходоносора, который переводчикам «Деревянной книги» видится Набсуром.

А какой предстает перед нами во «Влесовой книге» история славян при ее наложении на хронологическую сетку? Критикам книги видятся там сплошные неувязки и неразрешимые противоречия. Так, даже такой опытный исследователь, как О.Творогов, обвиняет автора книги в том, что тот, «желая потрясти воображение читателей», оперирует огромны¬ми временными масштабами, астрономическим количеством лет - 1500, 1300, 1000, 500... «Воевать с Римом славяне не могли тысячу лет, - не соглашается он, - так как непосредственные контакты их с империей не превышали двух веков».

Как тут не вспомнить библейского долгожителя Мафусаила с его поистине баснословным возрастом - 969 лет! Отсюда ведь даже крыла¬тое выражение пошло по свету - мафусаилов век. А разве не басносло¬вен возраст того же библейского Адама (930 лет) и его сына Сифа (912) или их потомка - Еноха (365)?

« Быть этого не может», - слышишь в ответ, когда заговоришь об этом.

Но, представьте, нет тут никаких преувеличений. Дело в том, что древние  иудеи вели счет времени по-своему: «год» у них был намного короче нынешнего и равнялся нашему лунному месяцу. Вот и выходит, что Мафусаил прожил чуть больше 74 лет: согласитесь, возраст для той далекой поры весьма почтенный.

Еще раз обратимся к Библии, на сей раз прямо к ее еврейскому тек¬сту. В Четвертой книге Царств говорится, что в 14 год царствования Иезекии в Иудейское царство вторгся ассирийский царь Сеннахирим (заметим, что в конце XIX века в развалинах древней Ниневии был об¬наружен собственный рассказ ассирийского царя о его военном походе в Палестину). Сеннахирим взял укрепленные иудейские города и наложил на Иезекию дань в злате-серебре. Но потом он прознал, что Иезекия ведет за его спиной переговоры с Египтом. Раздраженный этим, асси¬рийский владыка послал своих полководцев с войском к Иерусалиму. Подойдя к городу, те потребовали его сдачи, при этом, как повествует Библия, «дерзко хулили Бога Израилева»; но «устрашенный Иезекия был утешен пророком Исайей, который обещал ему скорую помощь от Господа»; ночью в стане ассирийцев» ангел Господень поразил 185 ты¬сяч человек, так что Сеннахирим вынужден был возвратиться в Нине¬вию, и Иудея была спасена».

Согласитесь, вызывает сомнение слишком большая цифра уничто¬женных ассирийцев. Попробуем проверить. И действительно, Эрик Нюстрем, автор очень известного «Библейского словаря», указывает, что «еврейское выражение сто восемьдесят и пять тысяч может обозна¬чать 5180, так же, как в Книге пророка Иезекиля выражение пятьсот и четыре тысячи не обозначает 504000, но 4500». Как видим, древние иудеи и тут вели счет числам по-своему, отлично от нынешнего.

Подобный счет «годам» («летам») вели и древние русы: разделите 1000 лунных месяцев-«лет» на двенадцать и вы получите те самые не¬полные двести лет «прямых контактов славян с Римом», о которых гово¬рит Творогов. Или еще один факт. Во «Влесовой книге» говорится, что Орь жил за 1500 лет до Дира. И тут Творогов упрекает С. Лесного, делавшего допущение, что «Орь жил в первые века нашей эры». Как же, мол, так: хорошо известно, что «время Дира» - это IX век нашей эры, значит не мог Орь жить в VI веке, как полагает С. Лесной! И тут оппонент оказывается не в ладах с древним времясчислением: сверив наше время со временем «Влесовой книги», мы окажемся именно в указанном С. Лесным VI веке.
И, скажите, разве после этого можно согласиться со следующим су¬ровым обвинением Творогова: «упоминание сроков в двадцать тысяч лет производит впечатление издевательской ловушки для невниматель¬ных читателей». И тут строгий оппонент мерит, как видим, «влесово» время на нынешний аршин.

Ох же и подводят критиков «Влесовой книги» мафусаиловы веки!

Всем, кто сталкивается с «Влесовой книгой» (будь то ее оппоненты или ее защитники), нельзя не считаться с тем, что это не исторический трактат, сверенный со временем, а совмещение летописи и поэтических гимнов своим богам и героям. По словам С.Г. Антоненко, «летопись уходит в прошлое на тысячелетия и повествует о таком периоде жизни наших предков, который современной науке совершенно неизвестен!» Отсюда архаичность стиля и наличие фактов, ставящих нынешних исто¬риков и лингвистов буквально в тупик.

Многих противников подлинности «Влесовой книги» не устраивает также разнобой в написании букв. И в самом деле, в одном месте Миролюбов говорит о том, что буквы были нацарапаны чем-то острым, в другом - что они выжжены, в третьем - что нацарапаны и «натерты чем-то бурым». И трудно понять, чем покрывались эти дощечки - то ли лаком, то ли маслом. Словом, делают вывод противники «Влесовой кни¬ги», все ясно: ее создатель сам запутался в собственных измышлениях!

Но Миролюбов, пожалуй, просто не был знаком с основными секре¬тами славянской техники письма по дереву. А она поистине удивитель¬на. Оказывается, и в самом деле, наиболее пригодным для письма материалом был именно бук. Опытным путем пензенский столяр-красноде¬ревщик Анвяр Бикмуллин доказал, что хотя нацарапанные на буке острым писалом знаки и получаются бледными и неудобочитаемыми, но стоит их подвергнуть горячему вощению, как они разительно преобра¬жаются: белесые царапины приобретают красновато-коричневый цвет, то есть тот самый бурый, о котором говорит Миролюбов; при этом воск не только «проявляет» буквы, но и консервирует древесину, обеспечи¬вая ей долголетие.

Противников «Влесовой книги» не устраивает еще и то, что, в отли¬чие от древнерусских летописцев, авторы дощечек не знают имени Сла¬ва (Словена). По их мнению, свое имя славяне ведут не от праотца Слава, а от обычая славить богов: «русы - славяне, так как богам славу спевают». А древнейший из славянских патриархов вовсе не Словен, а Орий. Эпоха Ория - VIII век до н. э. Но в иранской поэме «Шах-наме» упоминется Иредж и сообщается, что он погиб в 742 году, но тем же временем датируется во «Влесовой книге» и кончина Ория.

Известно еще, что именно к праотцу Иреджу восходит и название Иран, и имя его жителей - арии. Но ведь ариями - были не только иранцы, а и племя, во II тысячелетии до н.э. вторгшееся в Индию.

Разберемся с термином арий, у которого сложная и трудная судьба.

Время порою даже на совсем безобидные слова табу налагает. Так сталось со словами-близнецами арий и ариец. Не ищите этих слов в оте¬чественных толковых и этимологических словарях. Только, видать, по необходимости да надобности нынешние лексикографы внесли их в ор¬фоэпические и акцентологические справочники. И виною всему - исто¬рия. Опошлили эти слова идеологи гитлеровского Третьего рейха вре¬мен Второй мировой. Даже долго после войны слово ариец в его изна¬чальном значении ученые употреблять не решались: отвержение фашизма, боязнь возрождения ненавистной фашистской идеологии на¬столько довлели над умами исследователей, что пресекались любые по¬пытки возвести происхождение слова арии к общеевропейской древнос¬ти: слово продолжало быть изгоем, а само содержание термина было сужено до обозначения народа - предка индийцев и иранцев до их раз¬деления. Так по воле самой истории был нанесен тяжелый урон индоев¬ропеистике и самой арийской проблеме, заслоненной на долгие годы проповедью арийской чистоты германской расы.

Между тем о первоначальном, более специальном, нежели этничес¬ком смысле термина аръя (древнеинд. аrуа) свидетельствуют слова, сохранившиеся во многих индоевропейских языках. В индологии гос¬подствуют два основных толкования этого термина.

Сторонники первого (Шатападха-Брахман и др.) слово аrуа перево¬дят с санскрита как «благородный», «полноценный», «свободный», а также и «высший, цивилизованный». Сходное значение и у авестийско¬го термина аrуа.

Как слово аrуа оставило свои следы в Европе. Так, в кельтском языке aire - «вождь», «знать», во множественном числе airing - это «сословие свободных; тех, кто имеет право избирать короля». Древнескандинавское arioster переводится как «знатнейшие». Да и само назва¬ние Ирландии (самой западной страны, которой достигли древние индо-европейцы) -Еirе - лексически и семантически совпадает с названием Ирана (Airyaman). Даже древнеиндийский бог Аrуатап имеет соответ¬ствие среди божеств из других пантеонов: кельтского - Еrеmon, древнегерманского -Irmin.

У хеттов было слово аrа, что значит тоже «свободный», и оно тоже напрямую связано с аrуа. А хетты, как известно, народ очень древний. Первые известия о них относятся к рубежу XXIII-XXII веков до н. э. Жили хетты в Сирии и Малой Азии, оставив по себе добрую память - свод законов, поражающих своей мягкостью и гуманностью, - и это на фоне мрачной жестокости тогдашних восточных деспотий!

Сторонники другого толкования термина аrуа (Вайясанхейи Сайнхита и др.) считают, что слово ариец (или арий) следует истолковывать как «земледелец», а буквально «пахарь». В древних записях упоминавшейся нами «Ригведы» имеется слово аr, что значит «земля, почва». От него-то и произошли слова арий и ариец. Вот оно какое мирное и доброе это слово ариец, которое гитлеровские фашисты надолго скомпромети¬ровали в глазах всех народов мира!

От ведического ar начало свою многовековую борозду наше слово оратай (ратай). Сразу вспоминается былинный богатырь-оратай Микула Селянинович. У народа нашего - труженика и воина - испокон веков в чести три обязательных вещи были: орало лемешное, меч-кладе¬нец да Слово медовое. Орало и до наших дней эхом времен донесено в призывном кличе «Перекуем мечи на орала!»

А изначала орала - в языке индоевропейском, где *оrd1о (аrdlо) - «соха» (а сперва двурогая деревянная развилка для пахоты). Древней индоевропейской «сохе» сродни литовское аrklas, латышское arklis гре¬ческое aroton - и всюду со значением «плуг» («вспаханное поле»). Само же слово орало (оradlo) - от глагола орати (оrati) «пахать». Вот и выходит, что наше название ария - оратай, в отличие от языка хеттов, иранцев и индоариев, сохранило свое исконное значение - «пахарь».

Так что Орий из «Влесовой книги» - он тоже «пахарь», сын самой земли-матушки, и символизирует общность славяно-арийских корней...

Порубежье ХХ-ХХI веков высветило истинный лик «Влесовой книги» и ее новые грани. К тому же преждевременными оказались и заявления исследователей, утверждавших, что «Влесова книга» -  это грубая подделка. В своей книге «Обманутая, но торжествующая Клио» (М., 2001) В.П.Козлов без обиняков заявляет: «Словно молния, «Велесова книга» прочертила след на небосводе мировой и отечественной славистики. Не поразив выбранную цель, она тихо погасила свой фальшивый заряд и умерла ощипанной жар-птицей примитивного изобретательства своих авторов. Пусть будет мир над ее разбросанными в разных изданиях и архивах перьями». Не рано ли делать такие крутые заявления?

Благодаря новым разысканиям А.И. Асова современная славистика обогатилась в последнее время новыми открытиями и, в первую очередь, двумя томами книги «Веда славян» (1874 и 1881) южнославянского ученого С.И. Верковича  (1821-1893); однако книга вплоть до последнего времени оставалась неизвестной нынешним исследователям «Влесовой книги», - да и не только нынешним…  Оба тома этой книги вышли очень малым тиражом и , по свидетельству А.И.Асова, «в настоящее время существует всего несколько экземпляров как первого, так и второго тома». Правда, в 1997 году двухтомник С.И. Верковича был переиздан в Софии. Но опять-таки его тексты не сопровождались переводом, отсутствовал и столь необходимый для исследователей комментарий;   а он-то особенно нужен, поскольку подлинник книги написан на мало известном болгаро-помакском языке, не знакомом научной среде. Потому-то даже после выхода в свет книги С.И. Верковича исследователи фактически не делали на нее ссылок: в XIX веке она так и осталась неизвестной даже таким маститым исследователям славянского язычества, как Н.И. Костомаров, А.С. Фаминцын, Д.О. Шеппинг; «ни разу не упомянул о ней [книге С.И. Верковича] ни один российский ученый и в веке ХХ – ни Б.А. Рыбаков, ни кто-либо из его школы, ни даже его противники, - ни разу, ни словом» (А.И.Асов).

Вот так почти полтора века и длится «заговор молчания» вокруг «Веды славян» С.И. Верковича. А ведь она – что мощный луч, бросающий свет и на «Влесову книгу», обнажая в ней гены подлинности. Не о том ли свидетельствуют и факты, на которые указывает А.И. Асов в «Славянских Ведах» (М., 2010)?

Как известно, А.И. Сулакадзев, на которого пало подозрение в создании «Влесовой книги», умер за целых полвека до первой публикации «Веды славян» у нас, в России, и правомерно ли обвинять его в этом? А что касается С.И. Верковича, то он вообще ничего не ведал о «Влесовой книге». В свою очередь, не знал о «Веде славян» и первый публикатор «Влесовой книги» Ю.П. Парамонов.

И еще. В 1995 году А.И. Асовым был впервые опубликован «Боянов гимн», в то время как архивная копия этого древнеславянского памятника датирована 1811 годом. Причем и этот источник оказывается ни в чем не зависимым ни от «Влесовой книги», ни от «Веды славян». И уж, конечно, никому не были известны обнаруженные недавно архивные материалы по «Веде славян»: и те, что опубликованы в 1997 году в Болгарии И.Г. Гологановым, и те, что в 2002 году обнаружил в Санкт-Петербурге А.И. Асов.

При этом «Веда славян», оставаясь целиком независимым источником, содержит в себе много того, что есть только во «Влесовой книге» и в «Бояновом гимне». И это, пожалуй, немаловажный показатель в пользу подлинности «Влесовой книги», о которой не перестают ломать копья ее сторонники и противники. Доколе ж?

Надо снять с «Влесовой книги» клеймо фальсификата: никому не по силам подделка такого крупного памятника старины - и не только ве¬ликому мудрецу-одиночке, но даже если за это возьмется целый сонм специалистов - историков и лингвистов, археологов и палеографов... Нет, не отвергать «Влесову книгу» надо, а исследовать. Очень права Ольга Скурлатова: «Исторический аспект “Влесовой книги” - слож¬ный узел. Его надо не отрицать, как стремятся некоторые круги (уче¬ных), а распутывать». Верится, не поглотила пучина неизвестности до¬щечки изенбековы; появятся они пред очи изумленных россиян, и новые Татищевы да Ключевские скажут о ней свое веское слово.

Еще более двух с лишним столетий назад патриарх нашей науки М.В.Ломоносов (1711-1765) писал: «Не предосудительно ли славе российского наро¬да будет, ежели его происхождение и имя положить столь поздно, а отки¬нуть старинное, в чем другие народы себе чести и славы ищут». А нам, россиянам, и сегодня не занимать этой славы.

  
2

А.А.Зализняк, что называется,  сходу  отвергает  подлинность   Влесовой книги: «Все профессионалы, лингвисты и историки с первой же минуты узнают в  этом подделку…и,  за немногими исключениями,  не считают нужным всерьез разбирать её и даже просто упоминать. Подлинность ВК защищают (часто с фанатичностью и агрессивностью) энтузиасты-любители и журналисты». Вот такова она, самонадеянная и одиозная оценка ВК А.Зализняком. При этом он спешит заручиться достойными авторитетами: «вся необходимая  критика ВК, в сущности, уже содержится в статьях О.В.Творогова и А.А.Алексеева» .

Много нареканий вызывает и язык Влесовой книги, сама манера изложения; по словам А. Зализняка, ее текст – «пример примитивности, скороговорки и невнятицы», в качестве чего приводит перевод А.Асовым дощечки 4а: «А в другое тысячелетие мы подверглись разделению, и тогда убыло самостоятельности, и пришлось отрабатывать чужим дань: вначале - готам, которые крепко нас обдирали, а затем – хазарам, которые убивали. Явился каган, и он не радел о нас. Вначале он пришел с купцами на Русь, и были они велеречивы, а потом стали злы и стали русичей притеснять. И мы стали говорить: “Куда мы пойдем от них? Где будем мы вольными? Мы сиры весьма, и рука Божеская отвратилась, ибо двадцать тысяч лет не могли мы сотворить Русь. Но вот к нам пришли варяги и забрали у нас эти места”…»

А.Зализняк: «в этом отрывке примеры нелепости и неправдоподобия громоздятся друг на друга. Совершенно неправдоподобна мера времени  “другое тысячелетие”. Готы, хазары и варяги, разделенные в реальной истории многими веками, появляются в тексте в одном абзаце. “Каган пришел на Русь с купцами” - очевидная нелепость.  “Купцы потом стали злы и стали русичей притеснять” - язык детского сада и нелепость по смыслу. И верх бессмыслицы: “… двадцать тысяч лет не могли мы сотворить Русь”. Заметим, что это – причёсанная, облагоображенная и приведённая хотя бы к синтаксической правильности форма данного пассажа. В “подлиннике” всё это еще и косноязычно».

Но тут А.Зализняк опять не в ладах с древним летосчислением; его шокирует цифра двадцать тысяч лет; по его словам, это – «верх бессмыслицы», но разделите данное количество лет на 12, и вы получите 1666 лет в современном их счислении. В качестве одного и, пожалуй, не менее убедительного довода фальшивости Влесовой книги как древнего памятника его оппоненты О.Творогов и А.Зализняк выдвигают наличие в нем тех же риторических фигур и словесных формул, что и в «Слове о полку Игореве»; тем самым Влесова книга признается просто плохим перепевом «Слова». Ограничимся лишь одним примером. Так, в «Слове» говорится: «Въстала Обида въ силахъ Дажь-Божа внука, вступила девою на землю Трояню сме не дахом сен римиема а да не встане обидоносще Дажбожем внуцем» И в чем тут, скажите, крамола? Создатели «Слова», безусловно, были хорошо знакомы с древним поэтическим гимном «Дощек». Влесова книга и заимствования оттуда следовали из рода в род и лишь делали честь славянским боянам: этим устанавливалась историческая и художественная преемственность создаваемых ими творений.

Особенно категорично А.Зализняк отказывает Влесовой книге в ее исполнении на буковых досках; в его понимании, рассказ о них – это, скорее, выдумка: «ведь в более поздние века на дощечках уже не писали, а если что-то древние копировали, то на пергамен или бумагу». Но это не совсем так: славянский мир издревле использовал дерево – в том числе и бук - как материал для письменных сообщений. В Новгороде еще в XII веке грамоты и акты именовались досками. Так, в Никоновской летописи содержится такая запись (1208): «Князь же Святославъ Всеволодовичъ прииде в Новградъ <…>, и даша ему новгороди доски посадника ихъ Дмитреа Мирошничя, и бяше на нихъ богатства безъ числа много». Не трудно понять, что речь идет тут о досках как виде частного договора. К месту будь сказано, чехи в старину досками называли судебные книги и государственный архив.

Кстати, в сулукадзевском каталоге древних рукописей «Книгорекъ» содержится примечательная характеристика книги «Патрiарси. Вся вырезана на буковых досках числом 45 и довольно мелко: Ягила Гапа смерда в Ладоге IX века, о  переселенцахъ варяжскихъ и жрецовъ и письменахъ, въ Моравiю увезено».

Много нареканий со стороны критиков Влесовой книги вызывает её язык: этому посвящена бóльшая часть статьи А.Зализняка, отмечая множество несуразностей и алогизмов, обнаруживая неправильности в начертании и употреблении слов и их словоформ, он усматривает при этом во Влесовой книге «смешение эпох». Выдвигая несколько важных, с его точки зрения, лингвистических тезисов, он стремится развенчать версию об оригинале Влесовой книги, - причем, в его понимании, тезисов таких, что «каждый следующий представляет собой более сильное, чем предыдущее».

Вот два первых его «сильных тезиса»: (1) «ВК не может быть дошедшим до нового времени в оригинале памятником какого бы то ни было славянского языка и диалектов  IX века» и (2) «Язык ВК не может быть никаким подлинным (неискаженным) славянским языком никакого века».

«Защитники ВК, - пишет В.Зализняк, - пытаются спасти положение, заявляя, что особенности языка ВК проистекают из его огромной древности. Видимая бессистемность здесь якобы отражает “зачаточное” состояние грамматики, когда грамматические категории ещё недостаточно четко дифференцировались друг от друга. Но такие утверждения показывают лишь полное невежество в исторической лингвистике. В действительности, на всей дистанции от позднего индоевропейского до старейших письменных свидетельств славянской речи это язык со сложно организованной и четко функционирующей грамматикой, с богатейшим словоизменением и строгим синтаксисом».

Резонно задать известному теоретику славянской грамматики вопрос: а могли ли создатели столь древнего памятника, говорившие на разных славянских языках, быть опытными грамматистами? Навряд ли. Отсюда в тексте столько ложных фонетических форм: полонизмов, церковнославянизмов, чехизмов, сербизмов и даже словоформ и лексических единиц из давно «угаснувшего» болгаро-помакского языка,  не знакомого нынешней научной среде. Кстати,  в 1997 году в Софии был переиздан без перевода с языка оригинала двухтомник болгаро-помакской «Веды славян», изданной в XIX веке южнославянским ученым С.И.Верковичем (1821-1893) .

И, наконец, третий тезис: «Язык ВК не может быть никаким естественным языком вообще». Такое утверждение А.Зализняк обосновывает тем, что  «язык ВК обладает такой степенью бессистемности и хаотичности в грамматике, которая не наблюдалась ни в каком языке нигде и никогда».

Трудно согласиться с этим. Пожалуй, этот древний памятник – плод творчества нескольких авторов, причем жили те не только в разную пору, но и говорили на разных славянских наречиях. При этом могло статься, что перед нами представлен конгломерат дощечек, собранных из разных списков памятника, восходящего к «Патриархам».

К тому же, количество неточностей и ошибок изрядно приумножил Ю.Миролюбов. Он и сам признавался, что не был докой ни в области языка, ни в области палеографии. Надо помнить, утратившие четкость и плохо прорисованные на дощечках буквы и знаки переносились переписчиком нередко наугад – как Бог на душу положит: так множились в памятнике «темные места».

И еще одно замечание в защиту Влесовой книги. Она – вещь особенная: это не летопись и не историческая хроника, а сборник языческих поучений, легендарных и богослужебных сказаний. И всё тут – история, быт, религия – слилось в одну речевую симфонию. Именно с учетом этого и следует предъявлять критикам Влесовой книге свои требования.

Нет, рано профессор А.Зализняк и его сторонники хоронят Влесову книгу, обрушивая на нее град немотивированных отвержений, не опирающихся на прочные и убедительные факты и доводы. Не резон уже загодя записывать Влесову книгу в разряд ловко сработанных фальсификатов.

Во Влесовой книге - наша историческая память, наши древние отеческие корни, в ней – наша гордость за великое прошлое – героическое и трагическое, печальное и радостное.  Она - духовное мерило древних русов, их священное писание.



#9 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 24 Июнь 2015 - 14:25

Мало-помалу обсуждение "Экспертизы Велесовой книги" началось на Переформате - http://pereformat.ru.../#comment-11742



#10 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 06 Июль 2015 - 02:07

Получил посылку с "Экспертизой Велесовой книги". Всё отлично упаковано и защищено от возможных проблем транспортировки. Книги дошли в прекрасном состоянии. Добавлено от издателя две кассеты с разнообразным материалом, наклейки и пр. Можно констатировать, что отношение к заказчикам серьёзное, чувствуется заинтересованность и желание постоянного сотрудничества.

 

Теперь можно говорить предметно о самой экспертизе. Сразу же заглянул ДНК-генеалогическую часть. Подход фундаметальный. Введение в предмет, необходимый ликбез, огромное количество ссылок для тех, кого кто надумает освоить теорию и практику ДНК-генеалогии или, например, пожелает перепроверить выводы. Подробнее - после изучения материала.



#11 Лабай А.А.

Лабай А.А.

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 532 сообщений

Опубликовано 06 Июль 2015 - 10:52

Где заказывали, Валерий Павлович? Заходил недавно в Москве в "Библио-Глобус" - нет сборника, хотя знают о нём.



#12 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 06 Июль 2015 - 11:44

Книгу можно приобрести или сделать заказ на сайте http://konzeptual.ru...velesovoj-knigi

 

Жмёте "в корзину", вверху - выше панели с кнопками разделов находите еле заметный значок "корзина", жмёте на него и оформляете заказ.



#13 Лабай А.А.

Лабай А.А.

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 532 сообщений

Опубликовано 07 Июль 2015 - 23:37

Спасибо за подсказку. Съездил и купил непосредственно  на складе. Цена в 1,5-2 раза ниже, чем у перекупщиков. Правда, и эта цена не маленькая.



#14 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 08 Июль 2015 - 01:27

В таком случае надо было купить две - одну бы выгодно продали.



#15 Лабай А.А.

Лабай А.А.

    Advanced Member

  • Members
  • PipPipPip
  • 532 сообщений

Опубликовано 08 Июль 2015 - 09:13

В таком случае надо было купить две - одну бы выгодно продали.

:) Те, кто захотят купить сборник по минимальной цене обратятся напрямую в издательство "Концептуал". 1900 руб. плюс пересылка (доставка). Отбивать хлеб у издательства не собираюсь.

В связи с появлением этой книги поделюсь некоторыми наблюдениями по Москве.

Самый крупный книжный магазин - "БИБЛИО-ГЛОБУС". Цена сборника -3 289 руб.(на полке не было, когда я смотрел)  В интернет магазине - 2631,20 руб.(заказать можно). Трёхтомник стоит в разделе "Эзотерика". Как и вся остальная литература по ВК. В лидерах продаж не числится.

Дом книги "Медведково" -  следов сборника не обнаружено, равно как и другой литературы по ВК ( раньше был выбор).

 

Это показывает, что сдвига в сознании людей в отношении ВК не произошло. Даже на уровне практичности. Тот же А.Клёсов в "БИБЛИО-ГЛОБУСЕ" по разделу "История России" лидирует в продажах двумя книгами: "Славяне, кавказцы, евреи с точки зрения ДНК-генеалогии" ( 12 место из 20) и "Арийские народы на просторах Евразии " (20 место). Но раз речь идёт о ВК, то в подвал в тёмный омут эзотерики, подальше от истории России.

 

Что касается самой книги, то это настоящий справочник по ВК. Честь и хвала авторам.  А раздел "Основные понятия и главные положения ДНК-генеалогии" выше всяких похвал. Анатолий Алексеевич постарался на славу.



#16 Alexlong

Alexlong

    Member

  • Members
  • PipPip
  • 15 сообщений
  • LocationСанкт-Петербург

Опубликовано 14 Август 2016 - 22:52

Сразу прошу прощения, если не туда написал. Мне наконец удалось отойти (почти) от злой болячки и более-менее восстановить способность писать буквы...
Так вот. С огромным интересом прочитал "Экспертизу". К серьезным темам пока не готов, но хочется сразу заметить вот что: наверное, я нарушаю правило, ибо являясь в целом скорее норманистом, не испытываю никаких проблем с текстами ВК. В конце концов, решение о пригодности в качестве источника принимаем мы лично, сами для себя. А в таком случае все рассуждизмы о "достоверности" мало значимы. Ведь в любом случае текст будет отражать ту или иную мифологическую картину...
Никакая подлинность не заставит рассматривать сведения, как источник исторической истины, а подделаность не запретит учитывать их, как некоторую, пусть и спорную гипотезу. Ну, ссылаться, разве что, нельзя. Так это вообще не проблема, ибо в реальности всегда есть конкретная тематика, а внутренние рассуждения лишь помогают проложить курс. Так вот, с моей колокольни, сведения ВК никак не мешают "норманской теории". Наоборот, они то как раз её подтверждают, если вдуматься. Ведь направлением норманских захватов всегда, без малейших исключений, являлись места богатые. А собственно, что в бедных грабить? С другой стороны, норманы, скандинавы и т.п. - вовсе не этнические понятия. В третьих, эпоха активности викингов, беспорное историческое явление, имеет четко очерченные временные рамки. Посему, принимая как хорошую модель историю с образованием "империи" викингов, не вижу проблем в описаниях истории "до викингов". 
Кстати, или не кстати, обращаю внимание на недостаточную известность сторонам результатов раскопок "Любшанской" крепости. Честное слово, становится всё интереснее...    



#17 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 15 Август 2016 - 02:45

Вы рассуждаете, как гуманитарий (no sciene), однако, замечу, сведения, изложенные во Влесовой книге, подтверждаются естественнонаучными данными (таки science).



#18 Alexlong

Alexlong

    Member

  • Members
  • PipPip
  • 15 сообщений
  • LocationСанкт-Петербург

Опубликовано 15 Август 2016 - 04:14

Вы рассуждаете, как гуманитарий (no sciene), однако, замечу, сведения, изложенные во Влесовой книге, подтверждаются естественнонаучными данными (таки science).

Будучи гидрологом-математиком? Однако, дожили. Мне несколько повезло знать языки Балтики (в т.ч. смешной диалект финского и латгальский), да участвовать, именно как гидрологу, в ряде исторических исследований (раскопках), но на этом гуманитарность моя заканчивается. ФизМех Политеха, знаете ли. Нет, тут гуманитарность не при чем. 
Речь не о сведениях ВК. Речь только о том, что т.н. норманизм не есть какая-то причина бороться с ВК. И о том, что в любом случае необходимо рассматривать содержание ВК через призму мифологии. Ну, а тем, что сферой моих собственных интересов является история Ижорского плато, которая никак не затрагивается в ВК, может быть обусловленно мое некоторое, скажем так, спокойствие. Однако, как Вы удачно заметили, именно естественнонаучными данными обуславливается и моя приверженность т.н. норманской теории. Как менее противоречивой. Таким родом данных является безусловно и достаточно высокая синхронность (сейчас не об абсолютных датировках) появления как скандинавской, так и славянской компоненты в пресловутом регионе Ладоги. Однако многие, почти все, вопросы связаны не с этим появлением, а так сказать, с предыдущим населением, там где оно вообще было. Тут нет вообще не то что ясности, а даже грубой схемы. Некоторые схождения с культурой Аландских островов... и всё.
Отдельно замечу, именно по предмету, что критика ВК вызывает изжогу даже в большей степени, чем ее "оправдание". Например, якобы научные рассуждизмы языковедческого характера. Мать моя, вне определенной социальной структуры даже просто понятия, определения не работают... Какие там языки, в современном смысле? В лучшем случае можно говорить о некотором языковом континууме, если вообще договориться до определения. Так вот, в условиях такого континуума вариации как лексики, так и морфологии с грамматикой просто гигантские. Например, в балто-финских слово "отец" варьирует от "йага" до "ижа", это сейчас! Ну, наверное, отражает скорее ситуацию 19 века. Это ведь в соседних деревнях такое может быть. Фонология, какую пестроту дает, ужас. В грамматике от 7 падежей до 11. Глагольные формы такие, что хоть плачь. Это при условии уже какого-никакого выстраивания, книжек. Тут явно "критика" говорит только о собственном бессилии.
Но и "защита" тоже, такие перлы, хоть стой, хоть падай. Нет, далеко еще в этом вопросе до science.  
Кстати, о ней, науке. Разумеется, некоторые сведения ВК могут быть подтверждены. Но большая часть - нет, и никогда. В силу именно их мифологического характера, независимо от "происхождения".     



#19 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 345 сообщений

Опубликовано 15 Август 2016 - 11:24

Сюда загляните - http://dna-genealogy...а-книга-змей-г/

 

Там можно увидеть, что в индийских Ведах, персидском предании, русских сказках и Влесовой книге независимо описывается одна и та же катастрофа, случившаяся около 40 тысяч лет назад.






0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Copyright © 2020 Академия ДНК-генеалогии. Климатический филиал