Перейти к содержимому

 

Фото

V I Конгресс. Доклад " Праславянский Язык. Происхождение, Развитие И Письменная Традиция С Точки Зрения Днк-Генеалогии"


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
2 ответов в теме

#1 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 340 сообщений

Опубликовано 25 Май 2013 - 12:25

КОМИТЕТ ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

АОУ ВПО «ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени А. С. ПУШКИНА»

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ДОКИРИЛЛОВСКОЙ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И ДОХРИСТИАНСКОЙ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

АКАДЕМИЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ НАУК

 

15-17 мая 2013 года

 

VI МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС

 

«ДОКИРИЛЛОВСКАЯ СЛАВЯНСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ

И ДОХРИСТИАНСКАЯ СЛАВЯНСКАЯ КУЛЬТУРА»,

 

 

 

Выкладываю здесь свой доклад на конгрессе, т.к. он имеет некоторые отличия от своего "прототипа" - отзыва на статью Божидара Митровича (Сербия).                                                                                    

 

 

В. П. Юрковец

Доклад «Праславянский язык. Происхождение, развитие и письменная традиция с точки зрения ДНК-генеалогии»

 

Мой доклад посвящён сопоставлению данных археологии, палеографии и лингвистики с появлением и маршрутами миграций в Европе гаплогруппы R1a1, исследованием Грея и Аткинсона "Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin" и материалами климатических исследований. С привлечением данных ДНК-генеалогии показано, что праслававянская письменность имеет древнюю традицию, уходящую своими корнями в палеолит Европы. Рассмотрение русско-санскритских схождений позволяет сделать вывод о том, что скорость изменений в цепочке праИЕ-праславянский-современный русский (дивергентное развитие) существенно медленнее, чем в языках германской и романской групп, образовавшихся в результате синтеза соответственно праславянского и латыни с местными наречиями (конвергентное развитие).

 

Но сначала необходимо сделать  некоторые пояснения. Доклад сделан на основе отзыва, который называется  «О статье Божидара Митровича «УДК – СПОСОБ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН ДО VI ВЕКА». Этот отзыв вместе со статьёй Божидара Митровича был опубликована в 3 номере «Вестника Академии ДНК-генеалогии» за 2013 год.

Процитирую Митровича:

«В УДК классификации за 1995 год было указано:

германцы,

шведы

славяне с VI века

Благодаря такой … систематизации как не доказывай, все, что раньше указанного века не имеет - согласно УДК - отношения к славянам, или, еще хуже, не имеет отношение к науке, что является любимым средством инквизиции для предотвращения ненужных исследовании или не допустимых научных открытий».

 

Вот о «недопустимых» научных открытиях и поговорим.

 

Например, об открытиях известного немецкого исследователя письма Харальда Хаарманна, который показал, что истоки письменности Винча находятся в письме Лепенского Вира, а письмо Лепенского Вира уходит своими корнями в символы, знаки и абстрактные знаковые системы палеолита Европы, т.е. на глубину в десятки тысяч лет назад. Одна из работ 2005 года так и называется «Вызов абстрактного ума: символы, знаки и знаковые системы европейской предыстории» («The challenge of the abstract mind: symbols, signs and notational system in Europefn prehistory», Haarmann, 2005). В своей новой книге на немецком языке «Einführung in die Donauschrift» («Введение в дунайское письмо»), вышедшей в 2010 году, он обобщает данные своих исследований и показывает эти связи, а также доказывает то, что дунайская письменность является именно письменностью, а не некими знаками ритуально-культового порядка (Haarmann, 2010).

 

А оттолкнулся я от печально известной работы главного научного сотрудника Института славяноведения РАН академика А.А.Зализняка, опубликованную  журнале «Наука и жизнь» за 2009 год (№1 и №2).

 

Эта работа (статья) называется «О профессиональной и любительской лингвистике» (Зализняк, 2009) и направлена она, в основном, на критику попыток «непрофессионалов» расшифровать древние тексты. Статья, безусловно, интересная и познавательная для самого широкого круга читателей, однако в ней повсеместно разбросаны некие «академически предвзятые» утверждения о славянах, по умолчанию подаваемые академиком Российской Академии наук как истина, не требующая доказательств. К их числу относятся, цитирую:

 

1. «Праславянский язык письменности не имел, то есть письменных текстов на нём нет».

 

2. «…двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков назад язык наших предков до неузнаваемости был не похож на современный русский».

 

3. «… две тысячи лет назад биологические предки русских были у них общими с другими современными народами».

 

Рассмотрим каждое из них в отдельности.

Прикрепленные файлы:



#2 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 340 сообщений

Опубликовано 17 Октябрь 2015 - 18:37

продолжение:

 

...

1. «Праславянский язык письменности не имел, то есть письменных текстов на нём нет».
2. «…двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков назад язык наших предков до неузнаваемости был не похож на современный русский».
3. «… две тысячи лет назад биологические предки русских были у них общими с другими современными народами».
Рассмотрим каждое из них в отдельности.
Сначала о праславянском языке, который якобы письменности не имел. Но прежде чем начать рассмотрение, необходимо дать определение - что следует называть праславянским языком. Согласно определению известного лингвиста Николая Сергеевича Трубецкого, любой праязык существует как единое целое до тех пор, пока все его диалекты «…развиваются параллельно и претерпевают более или менее одновременно одни и те же изменения». С момента, «…когда изменения, общие всем диалектам данного языка, вообще перестают возникать, а возникают лишь изменения, свойственные отдельным диалектам или группам таких диалектов; с этого момента данный язык можно считать уже распавшимся». Из данного определения следует, «…что за момент этого распадения можно принять момент последнего изменения, общего всем диалектам данного языка». Здесь и далее цитаты взяты из работы Трубецкого «Общеславянский элемент в русской культуре» (Трубецкой, 1990).
Ещё цитата:
«По отношению к праславянскому языку таким последним изменением, свойственным всем диалектам этого языка, является так называемое падение слабых еров. Дело в том, что в праславянском языке существовали особые очень краткие гласные «ъ» и «ь» (из которых ъ было гласной, по качеству средней между «у» и «о», а «ъ» - гласной, средней между «и» и «е»). Эти гласные в одних положениях (например, в конце слова или перед слогом, заключающим в себе другие, нормально сильные гласные) были слабы, т.е. звучали особенно кратко, а в других положениях (например, перед сочетанием «р или л + согласная», далее, перед слогом, заключающим в себе слабое «ъ» или «ь») были сильны, т.е. имели приблизительно такую же длительность, как всякие другие нормально краткие гласные. Последним общим всем диалектам праславянского языка звуковым изменением было полное исчезновение в произношении слабых «ъ» и «ь». Явление это охватило все праславянские диалекты, но произошло в одних диалектах раньше, в других позже. По-видимому, все это изменение шло с юга. У южных славян слабые «ъ», «ь» исчезли очень рано, во всяком случае, уже в XI в. (местами, может быть, даже в X в.), а от южных славян исчезновение слабых «ъ», «ь» передалось другим славянам, причем наиболее отдаленных частей славянской территории (например, русского Севера) это явление достигло только к ХШ веку» (выделено мной, В.Ю.).
Итак, мы, вслед за Трубецким, делаем вывод, что праславянский язык как единое целое просуществовал минимум до XI века. До этого времени все его территориальные разновидности не выходили за рамки диалектов и были взаимопонимаемы. Следовательно, перевод Кириллом и Мефодием (IX век) Священного писания с греческого на первый литературный язык славян - староцерковнославянский был сделан за два столетия до распада праславянского языка. Именно потому, что отдельных славянских языков в это время еще не было, а были лишь отдельные диалекты единого праславянского языка, он смог быстро распространиться среди всех славян, обращённых в христианство. К примеру, «…перевод богослужебных книг и Св.Писания был предпринят св. Кириллом … для просвещения славян моравских, говоривших на диалекте прачехословацкой группы», которые «…восприняли этот язык не как иностранный, а как свой родной» (выделено мной, В.Ю.).
Данную концепцию разделял и выдающийся русский лингвист прошлого столетия Николай Николаевич Дурново. К слову, некоторая часть научного наследия Дурново (ряд описательных решений по составу русских падежей, трактовке категорий рода и числа в русском языке, слов pluralia tantum и др.) были использованы в работах Зализняка при создании современных моделей русской морфологии.
Таким образом, письменных текстов на праславянском языке сохранилось великое множество, как в глаголических (глаголица - азбука, изобретённая Кириллом и Мефодием), так и в кириллических памятниках.
Поэтому - переходим ко второму пункту - пятнадцать веков назад язык наших предков был ещё в значительной мере похож на современный русский язык. И в первую очередь именно на современный русский язык, а не другие современные славянские языки, староцерковнославянская традиция у которых была, в силу разных причин, прервана. Почему так получилось, мы узнаём всё у того же Трубецкого. Дело в том, что староцерковнославянский язык через его «новую» древнеболгарско-церковнославянскую редакцию, а от неё - через старорусскую церковнославянскую ветвь вошёл в современный русский в качестве языка высокого стиля - злато, дева, очи, зеница, ладья, перст, уста, чело и т.д. А также в качестве языка научной терминологии - млекопитающие, пресмыкающиеся, брюхоногие, первозвери, млечный путь, и т.д. В этом смысле русский литературный язык, как отмечает Трубецкой, «… в конечном счёте, является прямым преемником староцерковнославянского языка, созданного св. славянскими первоучителями в качестве общего литературного языка для всех славянских племен эпохи конца праславянского единства» (выделено мной, В.Ю.).
А между ними и есть примерно те самые 15 веков, которые, по Зализняку, якобы делают язык-предок «непохожим до неузнаваемости» для потомков. Ничего, узнаём. И не только узнаём, а и хорошо понимаем.
Здесь ещё нужно добавить, что в XIV веке, после турецкого завоевания южных славян, литературный русский впитал в себя мощную струю среднеболгарской и сербской церковнославянских традиций вместе с мигрировавшими в Россию «… представителями южнославянской образованности», где они «…встретили радушный прием и сейчас же были использованы как литературные силы» (Трубецкой, 1990). А ещё позднее - в XVII веке после освобождения западных областей, попавших под временное польское владычество, вместе с западнорусским (литовско-русским) литературно-светским языком в современный русский влилось большое количество полонизмов, среди которых оказалось много ополяченных форм «… соответствующих чешских слов, которые, в свою очередь, являются искусственными кальками немецких слов» (Трубецкой, 1990).
В конечном итоге, в русском языке оказались сосредоточены огромные языковые богатства всего славянского мира.
Закончить рассмотрение «второго пункта» будет уместно также цитатой из работы Трубецкого: «Таким образом, русский литературный язык в отношении использования преемства древней литературно-языковой традиции стоит, по-видимому, действительно особняком среди литературных языков земного шара» (Трубецкой, 1990).
Но это ещё не всё. В процитированных выше трёх утверждениях Зализняка есть удивительная логика, увязывающая открытия последних лет в области ДНК-генеалогии с данными лингвистики, а также с преемственностью современного населения центральной России с (перефразируя Зализняка) «современными народами, биологические предки которых были общими с предками русских». Эта связь заключается в том, что язык наших общих биологических предков-ариев с современными их потомками в Индии и России не утратил «узнаваемости» и через более чем сорок веков, прошедших с момента их территориального разделения в результате вынужденных миграций.
Почему именно ариев?
Как в настоящее время стало известно, доминирующая часть славян имеет гаплогруппу R1a1, которая образовалась в южной Сибири 15-20 тысяч лет назад и затем, в ходе миграций по маршруту Алтай – Тибет – Индостан – Иранское плато – Анатолия – Балканы, 8-10 тысяч лет назад достигла Европы. Судя по совпадению маршрута миграций с локализацией и хронологией «индоевропейских прародин» (анатолийская, курганная, армянская гипотезы), будущие арии R1a1 прибыли с территории нынешней Анатолии в Европу уже являясь носителями некоего протоиндоевропейского языка – предшественника праиндоевропейского (анатолийская гипотеза). Примерно 4,5 тысячи лет назад, в ходе обратных миграции на восток северным путём, арии заселили Русскую равнину, где позже (4,5 – 4,2 тысячи лет назад) разделились на четыре ветви. Одна из ветвей осталась на Русской равнине, она и стала ядром будущего славянского суперэтноса. У русских доля R1a1 составляет более 60% мужского населения. У украинцев, поляков и белорусов доля R1a1 достигает 50%. Часть представителей этой ветви затем (в 1-м тысячелетии до н.э. и первой половины 1-го тысячелетия н. э.) мигрировала обратно на запад, приняв во многом определяющее участие в этногенезе, культурном и государственном становлении западноевропейцев (достаточно сказать, что подавляющее большинство Западной Европы говорит в настоящее время на индоевропейских языках). Три других ветви мигрировали на юг, юго-восток и восток, став, соответственно, митаннийскими ариями, авестийскими ариями и индо-ариями. От будущих индо-ариев в ходе их миграции через Южный Урал отделилась ветвь, которая продвинулась в Зауралье, в Алтайский регион, на юг Сибири, в Монголию и далее до Северного Китая, внеся заметный вклад арийской лексики в древнекитайский язык (Klyosov and Rozhanskii, 2012).
Далее. Праславянский литературный язык и санскрит (классический древнеиндийский литературный язык ариев) относятся к индоевропейской семье языков, следовательно, у этих языков когда-то был общий праиндоевропейский предок. Данные ДНК-генеалогии указывают не только когда этот язык-предок существовал, но и где это было – на Русской равнине не позднее 4,5 – 4,2 тысячи лет назад. Возможно, ещё какое-то время после территориального разделения связь между будущим праславянским и будущим санскритом продолжала существовать, поскольку данные лексикостатистики (Старостин, 1989) относят их общего предка на 3,5 тысячи лет назад.
Но в данном случае речь о другом: насколько санскрит и праславянский, которые были письменно зафиксированы примерно в одно и то же время (на рубеже новой эры), похожи и взаимоузнаваемы. Некоторые сравнения в морфологии, лексике, грамматике этих языков уже сделаны в работах учёных. Первый, кто обратил внимание на удивительное сходство санскрита и русского был индийский санскритолог Дурга Прасад Шастри: «Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит». И не потому, что некоторые слова в обоих этих языках похожи, как и в случае со многими языками, принадлежащими к одной семье. Например, общие слова могут быть найдены в латыни, немецком, санскрите, персидском и русском языках, относящихся к индоевропейской группе языков. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис. Добавим ещё большую схожесть правил грамматики — это вызывает глубокое любопытство у всех, кто знаком с языкознанием» (Гусева, 1998).
Доклад, из которого приведена цитата, Шастри сделал на конференции Общества индийской и советской культуры в 1964 году. Далее он привёл удивительные примеры:
«Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали «dwesti tridtsat chetire». В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период где-то 2000 лет назад. На санкрите 234 будет «dwishata tridasha chatwari». Возможно ли где-нибудь большее сходство? Вряд ли найдется ещё два различных языка, сохранивших древнее наследие — столь близкое произношение — до наших дней.

Вот другое русское выражение: «Тоt vash dom, etot nash dom». На санскрите: «Tat vas dham, etat nas dham». «Tot» или «tat» — это указательное местоимение единственного числа в обоих языках и указывает на объект со стороны. Санскритское «dham» — это русское «dom» возможно, в силу того, что в русском отсутствует придыхательное «h».
Молодые языки индоевропейской группы, такие, как английский, французский, немецкий и даже хинди, напрямую восходящий к санскриту, должны применять глагол «is», без чего приведённое выше предложение не может существовать ни в одном из этих языков. Только русский и санскрит обходятся без глагола-связки «is», оставаясь при этом совершенно верными и грамматически и идиоматически» (Гусева, 1998).
Дальнейшее развитие тема «праславянско-санскритского» единства получила в работах Натальи Романовны Гусевой, которая составила «Краткую сводку русско-санскритских схождений» (Гусева, 1998). Ниже приведены лишь некоторые примеры таких схождений. Первое слово здесь – русский язык; второе санскрит - транскрипция русскими буквами; третье – запись санскритского слова латиницей. При чтении нужно иметь ввиду, что в русском и санскрите «с» и «ш» могут взаимно заменяться. В латинском транскрибировании два санскритских звука «ш» могут быть переданы двумя начертаниями: — «s» и «sh». Буква «j» в Индии произносится трояко — как «дж», «ж» и «з». Звучание «е» приближается к «э». Русской буквой «х» обозначается звук «h»; в изолированном положении он произносится как украинский «г», так же и в придыхательных звонких согласных, а в придыхательных глухих — как «х». В положении первого знака слова он соответствует русскому «з». Звуки «л» и «р» взаимно заменяемы.
Итак, примеры:
баловство, ребячество – балатва (детство) – balatva
будить, пробуждаться – будх – budh
буран – бхурана – bhurana
вал – вал – val
вас – вас – vas
ведать – вид, вед, веда – vid, ved, veda
веденье (знание) – ведана – vedana
вода – удан, вар, пива – udan, var, piva
волна, волнение – валана – valana
грива, загривок – грива – griva
дань, дар – дана – dana
два, две, двое – два, дви, двая – dva, dvi, dvaya
дверь – двар – dvar
деверь – дэврь – devri
дева – дэви – devi
десница, правый – дакшина – dakshina
дивный – дивья – divya
дом – дам – dam
драть, рвать – дрь – dri
деревянный, дровяной – дравья – dravya
другой – друха – druha
дурной, плохой – дур – dur
дым – дхума – dhuma
дырка – дрька – drika
есмь (1-е л. ед. ч.) – асми – asmi
жена – джани – jani
живой – джива – jiva
жизнь (живот) – дживатва – jivatva
земля – хема – hema
зима – хима – hima
ил – ила (почва) – ila
истреблять, убивать – труп – trup
итак – итас – itas
как, какой, кто – ка – ka
когда – када – kada
который – катара – katara
кратный – крату – kratu
кровь – кравис – kravis
кровавый – кравья – kravya
кулак – кулака (пять вместе) – kulaka
курчавый – курча (завиток) – kurca
ладить, играть – лад – lad
ласкать, обнимать – лас – las
легкий – лагху – laghu
лепить, налепить – лип – lip
лепка – лепа – lepa
липкий – липтака – liptaka
лишь (немного) – лиш, леша – lis, lesa
любить – лубх – lubh
матерь, мать, мама – матрь, мата, ма – matri, mata, ma
мед – мадху – madhu
мереть, умирать – мрь – mri
мертвый – мрьта – mrita
млеть – млаи – mlai
мышка – мушика – mushika
мясо – мас, мамса – mas, mamsa
нагой – нагна – nagna
небо – набха – nabha
небеса – набхаса – nabhasa
нет – нэд – ned
ни – ни – ni
низина – нихина – nihina
нить – нитья – nitya
новый – нава – nava
нас, наш – нас – nas
нос – наса – nasa
ну – ну – nu
нудить – нуд – nud
оба – убха – ubha
огонь – агни – agni
отделить – уддал – uddal
открыть – уткрь – utkri
открытый, вскрытый – уткрьта – utkrita
падать – пад – pad
пал (горение) – палита – palita
пена – пхена – phena
первый (изначальный) – пурва – purva
передать – парада – parada
перевернуть – параврит – paravrit
печь – пач – рас
печение – пачана – pacana
писать – пиш – pis
плаванье – плавана – plavana
праматерь – праматрь – pramatri
приятный, милый – прия – priya
пробудить(ся) – прабудх – prabudh
прознать – праджна – prajna
простираться – прастрь, стрь – prastri, stri
простор – прастара – prastara
протопить, прогреть – пратап – pratap
против – прати – prati
путь – патха – patha
путник – патхика – pathika
развеивать, вихрить – вихрь – vihrii
рана – врана – vrana
раненый – вранин – vranin
реветь – рав – rav
рушить – руш – rush
рыдать – руд – rud
с, со – са – sa
садить, сидеть – сад – sad
сам, самый – сама – sama
свара (крик, шум) – свара – svara
свет, белизна – швит – svit
светлый, белый – швета – sveta
свой – сва – sva
свойство – сватва – svatva
свояк – свака – svaka
смеяться – сми – smi
сноха – снуша – snusha
спрыснуть – спрьш – spris
стан, стоянка – стхана – sthana
стократный – шатакрату – satakratu
сушка – шушка – sushka
сын – суну, суна – sunu, suna
та, эта – та – ta
тата, тятя – тата – tata
такой – така – taka
таскать, (у)таскивать – тас – tas
таскун, вор – таскара – taskara
те, тебе – тэ – te
тот – тад, тат – tad, tat
тот самый – татсама – tatsama
творить – твар – tvar
тереть – трут – trut
тогда – тада – tada
трава – трьна – trina
три, третий – три, трита – tri, trita
трижды – трис – tris
трое – траяс – trayas
тройка – трика – trika
трястись, дрожать – трас – tras
ты – тва – tva
тьма – тама – tama
удирать, удрать – дра – dra
умирать – мрьт – mrit
учитывать, считать – чит – cit
уста (губа) – остха – ostha
ходить – ход – hod
холодить, освежать – хлад – hlad
холодок, свежесть – хладака – hladaka
чара, чарующий – чару – caru
чашка – чашака – cashaka
четверо – чатвара – catvara
четыре – чатур – catur
чудак, глупец – чуда – cuda
шибко – шибхам – sibham
шурин – швашурья – svasurya
эва – эва – eva
эка, экий – эка – eka
это, этот – этад, этат – etad, etat
юный – юван – yuyan
юшка, похлебка – юша – yusha
явь, – явление – ява (явление-луны) – yava
явиться, стать – я – ya
Как видно из этой небольшой части списка, поразительные совпадения в звучании и написании русских и санскритских слов наблюдаются, прежде всего, в древнейших частях речи: местоимениях, терминах родства, числительных, а также существительных и глаголах, составляющих наиболее устойчивую основу языка и менее всего подверженных изменениям и заимствованию. Некоторые слова обозначают понятия, существующие только в санскрите и русском (например, праматерь, деверь), в других языках их нет. Таким образом, в санскрите и русском больше всего совпадений встречается в самых древних слоях лексики. Это означает, что разошлись они от одного корня – общего праиндоевропейского языка. Если принять во внимание датировки по данным ДНК-генеалогии и лексикостатистики, произошло это 4,5 – 3.5 тысячи лет назад. С этого же времени, по определению, следует вести отсчёт как праславянского языка, так и «прасанскрита» (древнеиндийского).
Резюмируя вышесказанное, делаем выводы прямо противоположные положениям, озвученным Зализняком в своей статье:
1. Письменных текстов на праславянском языке существует великое множество.
2. Язык наших предков вполне узнаваем не только по прошествии 15 веков, но и по прошествии, как минимум, 35 веков.
3. И две тысячи, и четыре с половиной тысячи лет назад биологические предки современных русских являются - в главной своей части - общими не всем современным народам, а только тем своим потомкам, которые являются современными ветвями древних ариев.
Последнее обстоятельство, очевидно, и является причиной столь медленных изменений, наблюдаемых в русском языке (во всех его исторических состояниях) с древнейших праиндоевропейских времён и до сегодняшнего дня. Причину же быстрой эволюции романских и германских языков, которые Зализняк приводит как пример изменений «до неузнаваемости» всего за 10 веков, следует искать в конвергентном генезисе этих молодых ветвей индоевропейской семьи. Они образовались в результате синтеза, соответственно, латыни и праславянского с другими неиндоевропейскими языками Европы в ареале языковых контактов. Это означает, что брать скорость их изменений за эталон при сравнении изменений в русском языке не корректно, потому что русский, как древнеиндийский и латынь, является продуктом эволюционного саморазвития (дивергентного развития) из праиндоевропейского языка через стадию праславянского.
Таково же, очевидно, и положение древнеиндийского языка в ареале своего влияния. До своего исчезновения с исторической арены он, также как и латынь (и примерно в то же самое время), дал континуум конвергентных по происхождению диалектов хинди, для которых, также как для романских и германских языков, характерен преимущественно аналитический строй языка, сохранивший остатки синтетизма, присущего древнеиндийскому языку.
Таковы самые общие контуры развития русского языка из праиндоевропейского до современного своего состояния, со всей очевидностью прослеживаемые на глубину как минимум 4500 лет назад. За это время биологические предки большей части русского этноса успели в ходе миграций «пробежать» территорию от современного Китая до современной Англии. И везде должны были оставить эпиграфические памятники (письменные следы) своего пребывания.
Из чего следует, что праславянская письменность существовала уже 4, 5 тысячи лет назад?
Для того, чтобы ответить на этот вопрос, вернёмся во время появления будущих ариев в Европе, которые, как сказано выше, 8-10 тысяч лет назад прибыли сюда из Анатолии. Именно в это время - 9 тысяч лет назад (VII тысячелетие до н.э.) археологи фиксируют появление на Балканах со стороны Анатолии первой волны переселенцев Балканского неолита. Балканская группа Балканского неолита охватывала территорию Румынии, Болгарии, Македонии и Греции. Центрально-балканская группа занимала Сербию и южную Паннонию вплоть до Баната. В её состав входили Старчево-кришская культура, культуры Винча, Димини. Время их появления и маршрут миграций совпадают с данными ДНК генеалогии о времени и маршруте миграций R1a а Европу, о которых написано выше. Прибывшие переселенцы относились к древнесредиземноморской расе, для которой характерно грацильное телосложение, что резко выделяло их на фоне местных представителей мезолитической культуры Лепенского Вира – высокорослых и массивных кроманьонцев (Титов, 1988).

Bozhidar_reply.JPG.jpg

Рис.1 Письмо культур Лепенского Вира и Винча
а – надпись на сферическом камне, Лепенский Вир; б – «табличка из Диспилио», Винча
О характере контактов между ними можно предполагать, но известно, что со временем население Лепенского Вира стало приобретать грацильные черты, а культура Винча через несколько столетий после своего появления на Балканах обзавелась собственной письменностью (Рис.1), репертуар знаков в котором наследует письмо Лепенского Вира (Хаарман, 2005).
Расцвет культуры Лепенского Вира пришёлся на 7 тысячелетие до н.э. Его письменная традиция, наиболее иллюстративно представленная на сферическом камне (Рис.1), уходит своими корнями в палеолит (Хаарман, 2005). Через несколько сот лет на её месте появляется письменность Винча. Несмотря на то, что вопрос их преемственности в настоящее время является дискуссионным, нельзя отрицать, что письменность Винча появилась спустя некоторое время после начала контактов с местным мезолитическим населением, т.е. не позднее 6 тысячелетия до н.э. (Хаарман, 2005).
Эти две даты – появление балканского неолита и, чуть позднее, письменности Винча - удивительно точно совпадает с результатом глоттохронологического исследования, проведённого новозеландскими эволюционными биологами Аткинсоном и Греем, и опубликованного в 2003 году в журнале Nature. Аткинсон и Грей выполнили формальный статистический анализ родственных слов 87 живых и мёртвых индоевропейских языков. Результаты исследования уверенно показали возраст праиндоевропейского языка в интервале от 7 800 до 9 800 лет с медианой распределения 8 700 лет (Gray and Atkinson, 2003). Это как раз и есть 7 тысячелетие до н.э., когда R1a уже были в Европе.
Позднее балканский неолит породил дунайские неолитические культуры и трипольскую культуру энеолита. Таким образом, к началу нашествия с запада носителей R1b 4800-4500 лет назад носители гаплогруппы R1a обитали в Европе на протяжении нескольких тысячелетий. Их язык, как это следует из сказанного выше, уже примерно к середине 7 тысячелетия до н.э. был праиндоевропейским, а к 6 тысячелетию до н.э. (культура Винча) ещё и письменным. Распространение праиндоевропейского языка на другие европейские гаплогруппы того времени - Е, F, G, I, J, K - остается неизвеcтным. Как, собственно, и сам вопрос происхождения праиндоевропейского языка – возник ли он в среде только носителей гаплогруппы R1a или в его создании принимали участие представители местного населения Лепенского Вира, гаплогруппы которого пока неизвестны. В пользу синтеза свидетельствуют дата образования праиндоевропейского языка, совпадающая с началом контактов неолитических пришельцев из Анатолии с местным мезолитом, а также очевидная преемственность Винча письменной традиции Лепенского Вира.
Дальнейший путь носителей R1a и праиндоевропейского языка известен. Под давлением R1b (Klyosov and Rozhanskii, 2012) они были вынуждены 4500 лет назад сместиться на территорию Русской равнины. Климатическую причину миграции R1a следует исключить, т.к. именно на этот период приходится 3-е увлажнение голоцена и расцвет зоны умеренного климата - как в Западной, так и Центральной и Восточной Европе (Юрковец, 2012). У представителей R1a не было никакого резона покидать обжитую территорию в период её максимального расцвета.
Дальнейшие миграции R1a описаны выше. Важным для нашей темы аспектом этих миграций является то, что одна из ветвей R1a осталась 4500 лет назад на Русской равнине, будучи уже в те времена носительницей многотысячелетней письменной традиции. Через полторы тысячи лет представители этой ветви вернулись в Европу на волне очередного климатического оптимума – 4-го увлажнения голоцена (Юрковец, 2012). Ветвь эта к тому времени уже была праславянской по языку, следовательно, письменные памятники праславян должны остаться на территориях, по которым протекали пути её миграций. По данным ДНК-генеалогии датировки письменных памятников праславянского периода могут опускаться до 4,5 тысяч лет назад. До этой даты их следует назвать праиндоевропейскими.
Литература:
1. Гусева Н.Р., 1998. Русские сквозь тысячелетия. М.: «Белые альвы».
2. Зализняк А.А., 2009. О профессиональной и любительской лингвистике//Наука и жизнь, №1. — часть 1.
3. Зализняк А.А., 2009. О профессиональной и любительской лингвистике//Наука и жизнь, №2. — часть 2.
4. Митрович Б.Т., 2013. УДК – способ предотвращения исследований истории славян до VI века//Вестник Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 6(1):86-138.
5. Старостин С.А., 1989. Сравнительно-историческое языкознание и лексикостатистика. //Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока. Часть 1.
6. Титов В. С., 1988. Палеолит и мезолит //История Европы в 8 т. том 1. Древняя Европа. М.
7. Трубецкой Н. С., 1990. Общеславянский элемент в русской культуре//Вопросы языкознания. - М.: № 2. 122-139.
8. Юрковец В.П., 2012. Влияние орбитальных параметров Земли и Луны на климат и миграции человека// Вестник Академии ДНК-генеалогии (ISSN 1942-7484). 5(9):1058-1075.
8. Haarmann Harald, 2005. The challenge of the abstract mind: symbols, signs and notational system in Europefn prehistory // Documenta Praehistorica XXXII, Beograd. 221 – 232
9. Klyosov, A., Rozhanskii, I., 2012. Haplogroup R1a as the Proto Indo-Europeans and the Legendary Aryans as Witnessed by the DNA of Their Current Descendants. Advances in Anthropology. T. 2. 1-13.
10. Russell D. Gray and Quentin D. Atkinson, 2003. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin. Nature 426. 435 - 439.



#3 В.Юрковец

В.Юрковец

    Advanced Member

  • Administrators
  • 1 340 сообщений

Опубликовано 29 Февраль 2016 - 13:55

Полностью доклад здесь -

Прикрепленные файлы: http://dna-genealogy...h&attach_id=134





0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Copyright © 2019 Академия ДНК-генеалогии. Климатический филиал